Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
18:00 

Посмотри на мир моими глазами.

DIN-A
Johnson's Baby-это просто смазка.
Пейринг: J2;
Жанры: ангст; романс; слепота;
Статус: в процессе
Рейтинг: NC-17
Размер: макси
Предупреждения: мат,
Примечания: герои принадлежат сами себе, мои только фантазии и полное отсутствие медицинского образования.
Саммари: надо читать.
Текст в комментариях.


URL
Комментарии
2014-04-20 в 18:04 

DIN-A
Johnson's Baby-это просто смазка.
Когда новые соседи как можно тактичней спрашивают Джареда о том, что с ним случилось, он, улыбаясь, говорит, что ослеплен любовью. Они непонимающе улыбаются в ответ, благо он их не видит, и стараются перевести разговор на любую другую тему, хотя даже не догадываются о том, что парень говорит чистую правду. А он ведь действительно слепо полагался на собственные чувства, не обращая внимания ни на предупреждения матери, ни на намеки знакомых, ни даже на нотации лучшего друга. Сейчас Джареду почти двадцать три, и вот уже больше года он абсолютно слеп. Его глупое сердце никак не может поверить в то, что между ним и Дженсеном все кончено, а забыть о случившемся не помогают ни время, ни расстояние. Джаред оставил университет и переехал в маленький домик на озере Тахо, принадлежащий его семье. Там ему немного легче.

***

Дженсен, в прямом смысле слова, ворвался в жизнь Джареда. Он буквально влетел в комнату университетского общежития, совсем не ожидая, что за дверью кто-то есть, и со всей силы врезался в Джея, чуть не сбив того с ног. Джаред по инерции схватился за плечи парня, чтобы удержаться и... завис. У него были нереально зеленые глаза с длинными ресницами и море милых веснушек на лице. Джаред не сразу понял, что не слышит ничего кроме стука своего собственного сердца, он мотнул головой, зажмурился и только тогда услышал голос. Смысл слов дошел не сразу, но лицо у парня было крайне озадаченным, и Джаред, наконец, смог взять себя в руки и отпустить его.
-Еще раз прошу прощения, ты в порядке? - О, еще? Так он извинялся? Джаред решил, что тормозить хватит. Здраво, вот только как?
-Да, наверное! - Ничего умнее в голову не пришло. Парень протянул руку:
-Привет, я Дженсен Эклз!
-Я, Джей! Джаред Падалеки, ты мой новый сосед, да? - Дженсен округлил глаза в притворном ужасе:
-А куда делся старый? Разбился об тебя, прибежав с занятий? На последнем слове он не выдержал и засмеялся. Джаред так же притворно обиделся, и слегка наклонившись к Дженсену, прошептал, вынуждая парня вслушаться:
-Не верь всему, что говорят, я просто отрезал ему язык, из-за постоянных подколов! - Через пару секунд смеялись оба. Эклз вдруг резко остановился:
-Боже, меня же ждут! – Он бросил свою сумку на пол и выскочил из комнаты.
Джаред пытался вспомнить, зачем хотел выйти сам и... не смог. Звонок Чада вернул его в реальность:
-Пада, блядь! С такими ногами как у тебя, первым спуститься должен был именно ты.
-.
-Прием, Джара?
-Чад, я влюбился! - Почти прошептал Падалеки.
-Долбоеб!!! – Ёмко высказался Мюррей и отключился.
Только когда дверь распахнулась, впуская, готового убить друга, Джей понял, что улыбается как идиот.
-Где она? – Задыхаясь, заорал Чад.
-Кто? – Не понял Джаред, озираясь по сторонам.
-Пада, не еби мне мозг, или ты говоришь мне кто она, или...
-Чад, что ты несешь?
-Я несу тяжкое бремя дружбы, и уже заебался, поэтому или, повторюсь, ты говоришь мне кто она...
-О! - Джаред махнул рукой в сторону кровати Дженсена,- Это он. - Чад подозрительно покосился на пустую кровать и, как-то совсем на него не похоже, обеспокоенно спросил:
-Пада, все в порядке?
-Да, все просто классно! – Не совсем уверенно кивнул Джей.
-Дай мне тоже ту херь, от которой все классно. - С мольбой во взгляде попросил Чад.
-Чад, иди на хуй. Я пытаюсь говорить серьезно, а ты тупишь. - Мюррей дважды моргнул.
-И как его зовут?
-Дженсен! - Почему-то снова улыбаясь, сказал Джей. У Чада как-то нехорошо задергался правый глаз:
-Имя - то, какое придумал.
-Почему придумал? - Не понял Джаред.
-Откуда тогда? – Подозрительно прищурился Мюррей.
-Он сам сказал.
-Он что, говорит с тобой?
-А почему он не должен со мной говорить? - Обиделся Джей.
-Ладно, а ты не думал о том что, во-первых, у тебя уже есть друг. - Чад скрестил руки на груди, приподнимая подбородок, - А во-вторых, ты уже не в том возрасте, чтобы...
-Мой друг, мой лучший друг, - Уточнил Джаред. - Это ты! А его я люблю!
-И как давно вы, - Чад отдернул руку на полпути по направлению к кровати, - Живете вместе? - Вот лучше бы Джей этого не говорил, но:
-Мы вместе уже два года, у нас милая дочка и две собаки! - Как показалось, удачно, пошутил он. - Постой! А что значит, не в том возрасте? Я, по-твоему, не дорос до серьезных отношений? - Веселиться Падалеки резко расхотелось.
-Дорос, конечно, раз у вас уже и дети и собаки есть, я правда не об этом, ну да хуй с ним, как их зовут, кстати? - Чад выглядел немного затравленно. Джаред уже начал выходить из себя:
-Дочку - Виктория, а собак Сэйди и Харли. - Или из мультфильма, или еще откуда-то вспомнил Джей. - Чад сделал глубокий вдох, судя по всему, пока говорил Джаред, он не дышал:
-Мне, блядь, срочно нужен гребаный воздух, у меня, кажется, гипоксия, имена в этот раз вместе придумывали?
-В этот – я! - Признался Джаред.
-А почему он сейчас молчит?
-Кто?
-Твой... хм, сосед.
-Ну, знаешь, наверное, потому, что его сейчас нет! - Заржал Джаред.
-О! понятно, а где дочь и собаки? Стоять, блядь! Дай угадаю! Она на прогулке с феей крестной, а собаки?... С ними блядь!!!
Джаред смотрел на друга и впервые совсем не понимал в чем прикол. Джаред в принципе не умел скрывать эмоций, но сейчас уж точно его удивление было, что называется-на лицо, потому, что Чад нахмурился и вдруг заорал:
-Твою мать, Джей! К ебеням фею, или как там говорится, они с Мэри Поппинс?
-Да, угадал. - Улыбнулся он. - Что дальше? - Пауза явно затягивалась, взгляд Чада становился все более нечитаемым, что не могло не настораживать, он закрыл глаза, беззвучно пошевелил губами, вот точно, посчитал до десяти, открыл один левый, видимо правый до сих пор дергался и тихо промямлил:
-Пада, ты что, гей?
-Я не знаю, Чад, правда! - Джаред закрыл лицо руками, Чад решил не мешать, на две минуты его хватило:
-А ты актив или пассив? - Смех прозвучал слишком истерично даже для пмсницы со стажем, Чад под страхом стерилизации не признается в том, что умеет так смеяться.
-Еще не знаю,- Добил Джаред.
-Так, все! - Чад явно был в бешенстве. - Послушай меня, Пада, объясни мне только одно, на хера ты выдумал себе соседа пидораса?
-Я не выдумал, вот его сумка. - Чад проследил направление, указанное Падалеки, - Стой, не так, он не...
-О! Он, что был в командировке? - Волки, наверное, скалятся добродушней, подумал Джей.

URL
2014-04-20 в 18:05 

DIN-A
Johnson's Baby-это просто смазка.
-Чад. Пошел. На. Хуй. Еще. Раз!
-Так, посмотри на меня! Ты ведь натурал, тебе нравятся милые хрупкие девушки, особенно по сравнению с тобой, что случилось Пада?
Очередная пауза грозила нервным срывом. Джей закрыл глаза, за двадцать лет он ни разу не чувствовал, что может быть геем, даже в мыслях. Ему всегда нравились маленькие девушки, с тонкой талией, с... Дженсен не вписывался ни куда, он чуть ниже самого Джареда, у него просто офигенные глаза... Стоп, нет, куда он? Дженсен сильный... Да, вся эта хрень от удара, правда, не в голову, он потер грудную клетку, в сердце... Вот и все! От мыслей опять оторвал Чад, дергая за рукав, Джаред так и не понял, когда он успел сесть рядом.
-Что? – растерялся Падалеки.
-Я не понимаю, что может привлечь...- Начал Чад.
-Веснушки. – Еле слышно промямлил Джаред.
-Пиз-дец!!! - Эффектно начатый монолог Чада прервал звонок Софии. Чад подскочил с кровати, вытащил телефон, ответил коротко, - Уже, - И повернулся к Джареду:
-Пойдем Джа? - Джей встал с кровати и пошел за Чадом на выход.
-Смотри, Пада, какие ножки!- Чад проводил студентку взглядом, грозящим, как минимум, смещением шейных позвонков. - Боже! А она? Ты посмотри, какие сиськи!!! Если мы в жопе, я выбираю именно эту! - Чад ткнул пальцем в сторону старшекурсницы в коротких шортиках. - Блядь, какие минетные губы! - Он прирос к полу, Джей остановился, когда понял, что Чад продолжает пялиться куда - то, и посмотрел на друга:
-София оторвет тебе яйца даже за невинный петтинг, о каком минете ты думаешь? - Вспомнив Софию Джаред улыбнулся, она была идеальной парой его другу - раздолбаю, будучи полной его противоположностью... Чад продолжал что-то говорить:
-...И кто бля может объяснить мне, на хуя такой рот приделали чуваку? - Он замолчал, и Падалеки уже хотел напомнить Чаду, что их ждут, когда услышал знакомый голос:
-Джей, прости, что свалил. Меня брат ждал. - Джаред повернулся, неосознанно улыбаясь:
-Брат? А я думал, тяга к знаниям. - Оба снова засмеялись. Чад, кажется, лишился дара речи, - Дженсен, познакомься - это Чад Мюррей - мой друг, Чад - это Дженсен Эклз - мой новый сосед! - Дженсен протянул руку, Чад отмер, почти, и пожал ее. - Нам пора, увидимся? – Падалеки прервал повисшую паузу и потянул Чада за рукав, Дженсен перевел взгляд на Джея:
-Да, конечно, ты знаешь, где меня найти. - Он пошел в сторону комнаты, а Джаред дернул Чада к выходу.
Уже на ступеньках Чад начал приходить в себя:
-Пада, ты запал на него?
-Да. – Кивнул Джаред, снова улыбаясь.
-Что ж, я, конечно, не разделяю твое чувство, но я тебя понимаю, чувак, эти губы...
-Просто заткнись, Чад! - Они подошли к машине Софии. Заткнуть рот, когда просят? Нет, Чад о таком не слышал, опережая Софию, он простонал:
-София, наш долбо - юноша влюбился! - Она перестала хмуриться:
-Ну, наконец-то! Я так...
-Обломись, куколка! – Перебил Мюррей. - По магазинам с тобой будет шопиться Пада!
-Это еще почему? - Спросил Джей, отзеркаливая удивление Софии. Чад с невозмутимым видом продолжил:
-Судя по тому, что я видел, девочкой в этой парочке будет именно Падалеки.- Закончил Чад, обращаясь к своей Софии.
Сказать, что София была шокирована, значит не сказать ничего. Она посмотрела на Джареда. То, что она увидела, ей совершенно не понравилось, окинув Чада злобным взглядом, девушка предложила:
-Джа, милый, давай мы сейчас поедем, куда изначально планировали, закажем кофе и поговорим.- Джаред молча кивнул, сел на заднее сидение и захлопнул дверь. София обошла машину, еще раз посмотрела на Чада и села за руль. Мюррей так же молча сел рядом, ему очень хорошо был знаком этот взгляд.
Джей всю дорогу смотрел в окно, это был первый раз, когда они все вместе ехали в полной тишине.
Уже сидя за столиком их любимого кафе, София вернулась к разговору:
-Джаред, посмотри на меня и послушай, что я скажу.- Джаред поднял голову и посмотрел на нее глазами полными слез. Она не без труда взяла себя в руки и продолжила:
-Джей, в том, что случилось, нет ничего необычного, я правильно поняла, что тебе понравился парень?- Падалеки кивнул. - Так вот, это нормально. Если ты что-то чувствуешь к человеку - нет никакой разницы, кто он. Может быть, мои слова покажутся банальными, но если ты любишь, все остальное не имеет значения. Ты знаешь, что ты мне, как брат и я хочу, что бы ты был счастлив, поэтому то состояние, в котором ты находишься сейчас, меня до чертиков пугает. Я знаю тебя Джа, и вижу, что происходит, ты влюблен впервые в жизни, и я знаю, что ты чувствуешь, - И словно, в подтверждение своих слов, она неосознанно взглянула на притихшего Чада, в надежде, что это останется незамеченным. Джаред случайно проследил за ее взглядом и улыбнулся. София посчитала улыбку хорошим знаком и перешла к самой сути проблемы:
-Так, ладно, а теперь расскажи мне, кто он? - Джаред тяжело вздохнул.
-Я ничего о нем не знаю, кроме того, что он теперь мой сосед по комнате, и что его зовут Дженсен Эклз. Я совсем не уверен, что он может ответить мне взаимностью, я совершенно не понимаю, как такое произошло, но я знаю одно – это больше, чем симпатия, и осознание этого меня пугает.
-Я тебя понимаю, но ты накручиваешь сам себя. Во-первых, вы будете жить вместе, и узнать его поближе не составит никакого труда. Во-вторых, не полюбить тебя просто не возможно, и не смейся, это - чистая правда. И в-третьих, мы ничего не знаем о его предпочтениях и его ориентации, поэтому я считаю, что расстраиваться слишком рано. А учитывая твою ситуацию, где гарантия того, что при виде тебя, будь он даже дважды натуралом, с ним не произошло тоже, самое, что и с тобой. Насколько я знаю, до этого ты был абсолютно гетеросексуальным, людям свойственно меняться, нужно просто иметь терпение, поэтому, мы сейчас свернем этот разговор, и вернемся к нему только тогда, когда будем иметь хоть минимум информации, ладно?- Джей кивнул и расслабился, София потрепала его по волосам и улыбнулась.
И так слишком долго молчаливый Чад, наконец, почувствовал свободу, и тему действительно пришлось закрыть. Все остальное время они провели шумно и весело. Джаред почувствовал себя по - детски счастливым. А в предвкушении скорой встречи с Дженсеном, счастье увеличивалось в разы.
Он вернулся в общежитие в половине десятого вечера, в коридорах было предсказуемо шумно. На полпути к своей комнате Джея остановили две девушки из триста пятой комнаты и сразу стали спрашивать его о красавце, который стал его соседом, хотя уже выяснили намного больше, чем он сам. Падалеки узнал, что парень перевелся на их факультет из другого университета, что родом из Техаса, что у него есть старший брат и младшая сестра. Он на два года старше Джея, значит, учится последний год, отличник и имеет большие перспективы на будущее, ездит на какой-то странной тачке, Джаред не имел представления о том, какая именно машина может подходить под это описание в понимании Дани и Сэнди:
-А еще он носит очки в золотой оправе. - Закончила последняя.
-Ну, и что вы хотите от меня? Я не знал даже этого. - Рассмеялся Джаред.
-Самую малость. - Зашептала Дани. - Пробей, есть ли у него кто-нибудь. Кого он любит?
-И как ты себе это представляешь? - Поинтересовался Джей. - Это будет выглядеть странно.
-Ничего подобного! - Защебетала Сэнди с другой стороны, просто скажи, что им интересуются, но не выдавай нас! - Очень удачно, подумал Падалеки, сам интересующийся может даже больше девушек.
-Ладно, девочки уговорили, но за это, с вас торт. - Джей помахал им и направился в свою комнату.
Чего он никак не ожидал увидеть, так это спящего Дженсена. Он осторожно подошел к своей кровати, сел и сосредоточился на представшей перед ним картине. Теперь стало ясно, что, скорее всего парень не собирался спать, на нем были те самые очки, а под рукой лежал открытый учебник, хотя до начала занятий оставалось еще два дня. Ну да, отличник. Джаред сам был очень способным и никогда не отлынивал от учебы, но такого рвения уж точно не испытывал. Сразу вспомнилось их недавнее знакомство, и шутка об учебе стала еще более актуальной. Падалеки тихо поднялся, подошел к кровати соседа и очень аккуратно, стараясь не разбудить, снял с него очки. Положив их на его стол, Джей отправился в душ. По возращении он застал все так же сладко спящего Эклза, поэтому последовал его примеру и улегся. Как ни странно, уснул он практически мгновенно, успев подумать только о смешных веснушках парня.
Джей сквозь сон смутно понял, что ему что-то мешает. Он попытался натянуть одеяло на голову, но не смог его найти, пришлось открыть глаза. Прямо перед ним сидел Дженсен, вряд ли понимая, что уже не спит, он улыбнулся так, что на щеках появились ямочки, и снова закрыл слипающиеся глаза.

URL
2014-04-20 в 18:05 

DIN-A
Johnson's Baby-это просто смазка.
-Э, нет! Так не пойдет! Я тебе не мамочка, которая за такую сладкую улыбку позволит поспать еще минут пятнадцать. Вставай! - Джаред распахнул глаза и уставился на Эклза. Но Дженсен явно ждал иной реакции, поэтому продолжил, - Давай Джей, подъем! Я тоже не любитель рано вставать, но уже почти десять утра, и если я не выпью кофе, то сдохну. Джаред вернулся с небес на землю:
-Ладно, и при чем тут я? – Зевая, поинтересовался он.
-Просто я не знаю, куда пойти. Я только вчера приехал, помнишь?
-Да, прости, конечно! - Джаред лениво потянулся, и встал. – Я только в душ сбегаю.
-Быстро! – крикнул Дженсен, когда он был уже в коридоре.
Через пятнадцать минут они стояли на парковке у машины Эклза. Джаред смеялся, а Дженсен молча наблюдал, как он стирает с лица выступившие слезы.
-Давай ты успокоишься, расскажешь мне эту занимательную хуйню, которая тебя так веселит, и мы поржем вместе, а то со стороны ты выглядишь не совсем адекватно.
-Прости, Дженс,… бля, не могу,… все ах-ах,… вчера, меня поймали твои поклонницы,… О да, и стали пытать вопросами о тебе, так вот! Боже! Какие идиотки!… Они назвали эту красавицу, - Он положил руку на крышу черной Шевроле Импалы 67 года. - Странной тачкой. - Дженсен улыбнулся:
-Ну и кто эти несчастные? - Весело спросил он, садясь в машину.
-Не скажу! - Джей уселся рядом.
-Почему это?
-Я им обещал. - Снова заржал Падалеки.
-Что еще ты им обещал? - Засмеялся Дженсен, похоже, смех Джея был не заразительным, нет, заразным. Джареду наоборот смеяться расхотелось, и чтобы не спалиться, он продолжил улыбаясь:
-Ну, они хотят знать, кого ты любишь. - Что там говорил Чад про гипоксию?
-А на кой хер, им знать, кого я люблю? – Ухмыляясь, спросил Дженсен.
-Что бы знать конкуренцию в лицо? - Предположил Джаред.
-Ну ладно, скажи им, что я люблю маму с папой.
-Спасибо, что хоть не мороженое. - Съязвил Падалеки.
-Нет, мороженое мне просто нравиться, ореховое.
-Ну, тогда кого ты обожаешь? - Не унимался Джаред.
-Обожаю свою мелкую сестренку.
-А я обожаю свою. Она тоже младшая, хотя временами бывает страшной занудой.
-Поверь, моя тоже не ангел, который спускается с неба по выходным, когда меня уже нет дома.
-А брат старший или младший? Мой старше меня на три года, здесь сверни на лево и, вон там тормози.
-Бля, мой тоже на три старше. Милое место.
-Да, мы тут часто бываем с Чадом и его девушкой Софией.
-А где твоя?
-А твоя?
-У меня нет.
-И у меня нет.
-Сплошные совпадения. - Ухмыльнулся Эклз. - А твой друг всегда такой тормоз?
-Нет, с чего ты взял? – не сразу понял Джей. – О! просто вчера он был в легком шоке, а так он классный чувак.
-Даже боюсь спросить, что вызвало такой шок. – Падалеки почувствовал, что краснеет.
-Лучше не спрашивай. Расскажи о себе. – Он, кажется, затаил дыхание.
-Там, что магазин канцтоваров? Допьем кофе, надо будет зайти. - Перевел тему, вот засранец.
-Ты когда-нибудь не думаешь об учебе? Вчера даже вырубился с книгой. - Стараясь не заржать, отчитал его Джей.
-А при чем здесь учеба? Там точно продают дневнички с анкетами для девочек, купим, я для тебя заполню. - Засмеялся Эклз, - Кстати, спасибо, что снял с меня очки. - Добавил он на тон ниже, смущаясь? Правда? Сначала подъебнуть, а потом опустить глаза. Какой пиздец! Сказал бы Чад.
Дженсен понятия не имел, где что находится, поэтому почти весь день они убили на осмотр местных «достопримечательностей».
-А почему у тебя нет девушки? - Тупить, так до конца, решил Джей.
-Не сложилось, а у тебя? – Дженсен был невозмутим.
-Не срослось. - С девушками, чуть не ляпнул Джаред.
-Понятно, они тебя боятся. – Это что, не вопрос? Подумал Падалеки.
-С чего им меня бояться?
-Ну, ты такой здоровый парень, а выбираешь, скорее всего, хрупких деток, и они боятся даже мысленно оказаться на твоем внушительном члене. – Зачем про член? Мысленно простонал Джаред:
-Ты же будущий юрист, а не психолог. - Еле выдавил он.
-Ха, значит, я угадал? – Рассмеялся Дженсен.
-Про член? - Падалеки, ты - дебил!!! Определил себя Джей.
-Твой член я видел утром, стояк что надо! Я про девушек.
Джаред потерял дар речи.
Дженсен сдерживал себя до самой комнаты, но как только Джаред закрыл за собой дверь, его прорвало. Он понятия не имел, смеялся ли когда-нибудь так сильно, но вид почти двух метрового крепкого парня, при упоминании эрекции, растерявшегося как маленький ребенок, просто добивал. Что бы прийти в себя, он уперся руками в колени, пытаясь отдышаться. Джей остановился. Он смотрел на Дженсена и понимал, что влип по самые уши. Сейчас он думал о том, как мог смотреть с интересом на жеманных однокурсниц с искусственными кудряшками, не показывающих и половины настоящих эмоций. Ему хотелось, что бы Дженсен смеялся вот так, как можно чаще. Естественно, все это было написано у него на лице. Джаред был настолько открытым, что никогда не умел прятать свои чувства под маской невозмутимости, даже если пытался невинно соврать, сразу краснел, поэтому предпочитал говорить все, что на самом деле думает. Ну, и, конечно же, закон подлости в этот день отгул не брал, Дженсен выпрямился и посмотрел ему в глаза:
-Джей, если бы я не знал, что ты натурал, то мог бы подумать, что ты на меня запал. Очнись!
-Я и запал. - Глаза вдруг закололо, и Джаред опустил голову, пряча их за длинной челкой.
-И когда успел? – Дженсен провел ладонью по лицу, он явно нервничал.
-Сразу. – Честно признался Падалеки.
-О, вот так вот, значит? И на что? На рот или на задницу? На что там у меня еще западают, если сразу? – Выделив последнее слово, оскалился Эклз.
Джей молчал. Плечи опущены, взгляд в пол, кажется, даже ниже стал. Глядя на его растерянный, даже напуганный вид, сучиться Эклзу расхотелось.
-Посмотри на меня! – Падалеки отступил назад. - Джей? - Еще шаг. Дженсен быстро подошел и положил руку на его плечо. Джаред дернулся, как будто боялся удара. Да что это за хуйня?
-Подними голову и посмотри на меня, слышишь?... Ладно! - Эклз схватил его за подбородок и резко приподнял. - Это что?... Джей, что…какого…ты что плачешь? Твою мать, да что с тобой? Скажи хоть что-нибудь. - Ни хера, кто бы сомневался?- Джей, это... из-за меня? Я что-то…блядь, я тебе правда нравлюсь, да?
-Да.
-Ну, а плакать зачем? – как маленького, спросил Дженсен.
-Я не знаю.
-И у кого мне спросить? - Улыбнулся Дженсен.
-Не надо… спрашивать, я не знаю…ты не гей, а я…
-Я - гей, Джаред, а вот ты - нет! - О, да оно того стоило! Безграничное удивление и слезы в глазах. Поздравляю, Эклз! Ты совращаешь натурала. - Подумал Дженсен и провел пальцами по мокрому лицу Падалеки. Удивление медленно сменилось…радостью?

URL
2014-04-20 в 18:06 

DIN-A
Johnson's Baby-это просто смазка.
-Ты, правда, гей? - Сегодня тупые вопросы, как в прочем и ответы, просто конек Джареда. Дженсен убрал руки.
-Да, правда и не скрывал этого. А ты, действительно не знал? - Джаред покачал головой и почти шепотом спросил:
-Значит, тебя не пугает то, что ты мне… - Эклз не дал ему договорить:
-Меня пугает то, что это не пугает тебя.
-Мне не страшно!
-О, ну да, тебе интересно! Любопытно узнать как оно, трахнуться с геем? - Дженсен почти рычал.-Так вот я тебя разочарую, трахать буду я! Ну, что скажешь? Все равно не страшно? - Злорадно улыбаясь, спросил он Джареда:
-Я не… мне не любопытно, - В глазах снова заблестели слезы, - Сначала было страшно, потому что, я никогда раньше не думал о парнях, и даже если ты этого и не скрывал, я все равно не понял, что ты гей, - Голос был каким-то не живым. - И я не собирался приставать к тебе… прости, если я сказал, что-то не то, просто я хотел узнать тебя, а не… забудь, можешь смеяться надо мной сколько хочешь и…
Дженсен не дал ему договорить. Он подцепил шлевку на джинсах Падалеки и потянул на себя. Джаред явно не ожидал ничего подобного, Эклз воспользовался его растерянностью и поцеловал. Джей ответил почти сразу, сначала еле ощутимо, еще не веря в то, что это происходит на самом деле, но как только Эклз понял, что парень не отстраняется и углубил поцелуй, Джаред стал отвечать, уже не сдерживаясь. Конечно, он уже не раз успел подумать о том, как это может быть, но чувства, которые он испытывал в этот момент, описать было не возможно. Дженсен жадно вылизывал его рот, не останавливаясь, и Падалеки потерялся в ощущениях. Эклз со стоном прервал поцелуй и посмотрел ему в глаза:
-Что скажешь? - Джаред еще не пришел в себя.
-Теперь я знаю, какие они! - Улыбка совсем мальчишеская.
-Кто? - Не понял Дженсен.
-Твои поцелуи. – Тихо ответил Джей.
-Что еще? – Пытаясь сдержать улыбку, спросил Эклз.
-Еще? – Джаред задумался. - Я точно гей!
-О! Еще признания будут?
-Да! Я все равно люблю тебя! - Эклз охуел, но вида не подал.
-Почему все равно? - Дженсен был в полном восторге. Этот парень действительно говорил то, что думал.
-Потому что я тебе даже не нравлюсь. - Глаза опять заслезились. Что это, откат?
-С чего ты взял? - Эклз был реально удивлен, парень, в принципе, не мог не нравиться. Откуда эта неуверенность?
-Не знаю, тебе не понравилось то, что ты нравишься мне. - Пожал он плечами и опустил голову.
-Я тебе не поверил, прости! – Признался Дженсен.
-Почему? – Совсем как ребенок изумился Падалеки. - Зачем мне врать?
-Теперь верю! – Выдохнул Дженсен ему в губы. В этот раз поцелуй был очень нежным.
Чад взвыл как собака, а София, смеясь, бросилась Джареду на шею:
-Джа, я тебя просто обожаю!
-Я тебя тоже, и спасибо, за… все! - Выть Мюррею надоело:
-Пада, чему ты радуешься?
-Я счастлив, и знаешь что? Ты был прав! - Он сделал паузу.
-В чем, блядь?
-Завтра последний день каникул, и мы с Софией идем гулять по магазинам! - И они засмеялись.
-Ох ты ж, блядь! Ты что ему уже и дал? - Ужас на лице Мюррея был неподдельным.
-Где ты видел девственницу, дающую на первом свидании? - Чад заржал и тут же получил сумкой по голове:
-Кретин! Я знала тебя почти год, и это было не свидание, а вечеринка! - Теперь смеялись все.
Чад подошел к Софии и обнял за талию:
-Ну, и когда ты нас познакомишь? - Поинтересовался он. Джаред посмотрел куда-то мимо них и улыбнулся.
-Когда угодно, вы же знаете, где мы живем? - Чад и София повернулись одновременно и уставились на Дженсена. Чад первым пришел в себя и начал ржать.
-И что тебя так развеселило? - Поинтересовалась София, Эклз удивленно приподнял бровь, но промолчал.
-О, Милая! Прости чувак! - Он посмотрел на Дженсена. - Это был полный пиздец, - Не унимался Чад - Позавчера, когда Пада сказал мне, что влюбился…
-Заткнись, Чад! – Простонал Джей. Не обращая на него внимания, Мюррей продолжал.
-Я стал спрашивать, кто она? Бля, я же не знал, что это он, ну то есть ты! Ох, пиздец, а этот влюбленный идиот, не мог понять, чего я от него хочу, ну а когда дошло, он показывает мне на твою кровать и говорит: - Это Он! Представьте, показывает на пустую, бля, кровать и заявляет, что это Дженсен. Я был в шоке. Пытаюсь объяснить, что в его возрасте уже чревато последствиями заводить невидимых друзей, а он рассказывает мне, что, вы давно живете вместе, и он, наверное, гей, который влюбился в твои веснушки, ну как-то так, да. Я наивно полагал, что это предел моего охуеведения, но он выдает мне, что у вас есть ребенок и две собаки. Он, блядь, так пошутил, а мне стало страшно просто до усрачки. Я же не знал, что ты настоящий. А потом увидел тебя в коридоре и только тогда понял, что Пада не галлюцинирует.
Смеялись долго, четыре квартала и успокоились, только зайдя в кафе. Пока Чад и София делали заказ у стойки, Дженсен придвинулся к Джареду и зашептал в самое ухо:
-Веснушки, значит. Оригинально! - Падалеки залился краской и закрыл лицо руками:
-Дженс, прошу тебя, мне и так не по себе после рассказа Чада, боюсь представить, что ты сейчас обо мне думаешь.
-Хочешь знать, что я думаю? Убери руки и посмотри на меня. Вот так. Я думаю, что мне никогда не надоест слушать подобные истории.
Ни София, ни Чад никогда не признаются, что чувствовали, сидя напротив этой странной пары, которую объединяет нечто, несомненно, большее, чем пара поцелуев, они даже спали, каждый в своей кровати, потому что сами еще не определились, кем стали друг для друга за три дня. Что ж, время покажет.
София знала точно, что с тех пор, как они нашли это тихое уютное кафе и стали его постоянными посетителями, Джаред не приводил сюда ни одну девушку, что странно, учитывая, как ему здесь нравилось. Каково же было ее удивление, когда она узнала от Дженсена, что они с Джеем вчера утром пили кофе за этим же столиком. Джаред смотрел на этого парня, не переставая улыбаться, и ей это определенно нравилось.
Чад, казалось, забыл похуизм дома, он относился к Дженсену положительно, но настороженно. Нет, это не было банальной дружеской ревностью, скорее желанием оградить друга от возможных проблем, каким образом, он будет это делать, пока не ясно, но Чад относился к той категории людей, которые решают вопросы по мере их поступления. В общем, пока Джей счастлив, он спокоен.
Лето сменила осень, и начались университетские будни. Джаред чувствовал, как растет его привязанность к Дженсену. Он действительно оказался классным парнем, немного нервным и злым по утрам, серьезным и сосредоточенным днем и совершенно расслабленным и ленивым вечерами.
Они с легкостью уживались вместе, продолжая шутить и маяться дурью. Редко спорили, и то по пустякам. Джаред с интересом слушал рассказы Дженсена о его жизни, и с радостью отвечал на встречные вопросы о своей. Ему казалось, что они знают друг друга уже давно, и от этого было очень легко и комфортно. Хотелось постоянно находиться рядом. Все это казалось таким правильным, что Джаред иногда сомневался, а был ли он вообще когда-нибудь натуралом? Слова Дженсена о том, что все люди изначально бисексуальны, поэтому неопределившийся Джаред, скорее всего Би, а не Гей, ему совершенно не нравились. Он начинал доказывать, что по определению является патриотом, и раз уже выбрал сторону Дженсена, то это окончательно причисляет его к ряду вторых, не допуская и мысли о том, чтобы остаться посередине, чем естественно не мог не смешить Дженсена.
Они часто устраивались на кровати Джея, чтобы посмотреть новый фильм и всегда вместе засыпали. Вскоре просыпаться рядом стало для них привычным делом, а каждое утро, которое начиналось с ленивых поцелуев, становилось вдвойне добрым, хотя дальше они пока так и не заходили.

URL
2014-04-20 в 18:07 

DIN-A
Johnson's Baby-это просто смазка.
Своих чувств Джаред, как обычно не скрывал, поэтому спустя какое-то время все его знакомые были в курсе последней новости. Дженсен был поражен, с какой легкостью этот парень признался в этом своим родителям, ни - чуть не переживая из-за возможной последующей реакции, которая, к слову, оказалась очень даже положительной. Эклзу с этим повезло гораздо меньше, что свело почти на нет его общение с семьей. Сам Джей считал происходящее совершенно нормальным и только один раз выглядел изумленным. Это случилось, когда два парня с курса Дженсена пришли к ним с упаковкой пива и предложили отметить, выигранный Крисом спор:
-Ушам своим не верю, парни! - Заявил Крис. - Что, серьезно, всех это так удивило? Что, совсем никто, кроме меня не заметил, как вы пялились друг на друга?
-О чем ты, придурок, говоришь? Да кто мог подумать, что Пада окажется геем? Я был просто уверен, что он бабник! - Продолжал спорить с ним Стив.
-Да херь это полная, он менял подружек только потому, что не понимал, дело не в них, а в нем, а вот я понял сразу! - Гордо заявил Крис. Джей и Дженс переглянулись.
-Ну и как ты это понял? – Спросил до сих пор шокированный Падалеки.
-У тебя что, тоже есть гей радар? - Заржал Стив. - Я был уверен, что он только у геев бывает!
-Нет, идиот, это чутье на деньги! - Вернул шутку Крис. - И ты попал на три сотни! - Дженсен присвистнул. Стиву пришлось заткнуться. Оба парня совершенно спокойно отнеслись к их ориентации, а вот Дани и Сэнди сначала даже обиделись на Джея, но потом все же пришли с обещанным тортом, испеченным в знак примирения, потому что серьезно злиться на него было просто невозможно.
Даже Мюррей стал совсем дружелюбным, может сам понимал, что все действительно в полном порядке, а может, постаралась София. В общем Джаред был просто счастлив.
Джей точно мог сказать, что еще не утро, когда разбуженный поцелуем, открыл глаза. Рядом с его кроватью горел ночник, благодаря которому ему и было видно лицо Дженсена. Джаред встретил его взгляд:
-И что ты делаешь? - Сна не было уже ни в одном глазу.
-Прости, не удержался. - Он улыбнулся и поцеловал снова. Его пальцы медленно двигались от шеи к ключицам и дальше вниз по телу, где такие осторожные прикосновения едва чувствовались через ткань футболки.
-А! Понятно. - Джаред просто таял.
-Сними ее, Джей. - Прошептал Эклз. Горячая ладонь прошлась по голому торсу, и Джаред закрыл глаза, отдаваясь этому жару. - Не могу больше, Джей! - Эклз медленно начал вылизывать его шею, иногда слегка прихватывая зубами, спускаясь все ниже, оставляя мокрую дорожку от поцелуев. Кончиками пальцев он водил по животу Джея, задевая резинку пижамных штанов, скрывающих уже полностью возбужденный член. Джаред не шевелился, пока губы Дженсена не коснулись его соска, заставляя невольно дернуться. Дженсен провел по нему языком и отстранился:
-Т-ш-ш, Джей, дыши. Расслабься, я не сделаю тебе больно. - Он протянул руку и провел пальцами по лицу Джареда, убирая с глаз непослушную прядь волос. - Обещаю, тебе понравится! - Его рука опустилась на пах Джареда:
-Дже-еенс! - Простонал он.
-Что, мой хороший, скажи мне, чего ты хочешь?
-Я… - Джаред зажмурился.
Эклз улыбнулся, склонился над ним и зашептал в губы:
-Открой глаза. Я хочу, чтобы ты смотрел на меня! - Он медленно потянул штаны вниз, а потом обхватил ладонью член.
Зрачки Джареда были расширены, дыхание сбилось, он сцепил пальцы на затылке Дженсена и смотрел, не отрываясь в зеленые глаза , темнеющие от желания, и понимал, что может кончить только от этого взгляда. Уверенная рука задвигалась вверх вниз, большим пальцем обводя головку. Джаред выгнул спину, отрываясь от кровати, и застонал. Дженсен ускорил темп:
-Так хорошо, Джей?
-Да…господибоже…да-а-а!
-Давай, мой родной…кончи для меня, я хочу…видеть твои глаза…смотри…д-а-а. - Их стоны слились в один.
-Джеенсе-еен! - Простонал Джей, кончая.
-Люблю тебя! - Еле слышно прошептал Дженсен, почти касаясь его губ.
Джаред потерялся в ощущениях, отходя от сильного оргазма, блестящее от мелких капелек пота, тело мелко подрагивало. Уже почти засыпая, он вновь посмотрел на Дженсена:
-Дженс, ты тоже…
-Джей, ты себе представить не можешь, какой ты сейчас охуенный, как сложно смотреть на тебя, такого горячего и податливого и сдерживать себя, чтобы кончить вместе с тобой!
-Мы...?
-Да, одновременно, спи!
Удивиться не получилось, глаза закрывались, оставляя взгляду Эклза счастливую улыбку с ямочками на щеках.
Джаред пообещал матери, что на День Благодарения приедет домой, отключил телефон и посмотрел на Дженсена.
-Ну, сколько можно читать эти законы? Давай, сними очки, посмотри, у тебя из-за них уже глаза слезятся.
-Это из-за линз. – Не отрываясь от книги, ответил Эклз.
-Ты носишь линзы и очки вместе? – Удивился Падалеки.
-Я их снял. А вообще, я их всегда ношу, они не просто контактные, а диафрагмирующие.- Он захлопнул учебник, снял очки и потер глаза. - Болят так, как будто в них песок насыпали.
-А что это за линзы? Зачем такие?- насторожился Джаред.
-Чтоб тебя лучше видеть,- Рассмеялся Дженсен.
-А если серьезно?
-Ничего серьезного, это с рождения, случай редкий, но не уникальный и не смертельный. Ну, ладно, чем займемся?
-Пойдем в клуб, Чад и София уже там, Крис со Стивом тоже, сказали, будут ждать нас. Отметим, пока не разъехались... Раньше такого не было.
-Чего не было? - Не понял Дженсен. - Мы каждую неделю собираемся.
-Я о твоих глазах. Думаю, тебе надо к врачу, вдруг еще ослепнешь. - Попытался пошутить Падалеки.
-Ты за меня переживаешь или слепым я буду тебе не нужен? Господи! Ну что за лицо? Я же не умираю.- Снова засмеялся Эклз. - Забей. Ты прав, я перезанимался. Вставай уже, хватит думать.
Когда они спустились в клуб, с глубокомысленным названием « Basement», Крис и Стив отрывались на танцполе, София допивала третий коктейль, а полупьяный Чад нес всякий бред. Они заказали по пиву и разместились за столиком на мягком черном диване. После десятиминутной лекции об увлекательной жизни крокодилов Чад закончил:
-…и при этом они ходят лежа, блядь. Ржали даже два парня за соседним столиком.
-Чувак, если бы я тебя не знал, то подумал, что ты под чем-то! - Сделал вывод Джаред.
-Не под чем-то, а под зданием бывшего архитектурного корпуса. Видишь эти колонны? Они укрепляют старый фундамент. Раньше здесь был только один этаж, пока сам Фрэнк Райт, кто не в курсе знаменитый архитектор, который, кстати, здесь и учился, до того как факультету нашли новое помещение, не перестроил его в это гармоничное чудо. Первой засмеялась София:
-Он учился в университете Висконсина, нам о нем на лекции рассказывали, ты, что это все придумал?
-Ну да! - Заржал он. - Надо же было чем-то удовлетворить пытливый ум Падалеки!
-На чем ты сидишь, придурок? – Смеясь, спросил Джей.
-Я на диване, София на диете, Эклз на жопе, а ты на иголках и вообще какой-то недоверчивый сегодня!
-А почему это ты сидишь на диване, а я нет? - Не прекращая смеяться, спросил Дженсен.
-Видишь ли, у меня нет такой классной задницы, как у тебя! - Он перевел взгляд на Джареда.- Пада только не ревнуй, я ни на что не претендую, просто констатирую факт, поэтому я сижу сразу на диване. А вот София хочет похудеть и испортить свою замечательную попку.

URL
2014-04-20 в 18:07 

DIN-A
Johnson's Baby-это просто смазка.
-Заткнись Чад, я больше не могу смеяться! - Простонала София.- Иначе я сама лично повезу тебя сдавать анализы. - Как можно серьезней сказала она. -А то я уже тоже сомневаюсь, что у тебя в крови ничего нет.
-Как нет? - Очень правдоподобно запаниковал он.- А где лейкоциты, где гемоглобин, куда все делось? Твою мать, как теперь жить без антителец, чтоб их? – Схватившись за волосы, заорал Мюррей. Когда все отсмеялись, он, наконец, заявил. - Ладно, я уже сам затрахался пиздеть. Завтра вставать рано, у меня самолет.
-Пока у тебя на него только билеты. - Съязвила София. - Но ты прав, пора домой.
-Пока у тебя только кровать в общежитии. - Вернул шутку Чад. - И в ней нет меня. Давай, когда вернемся, снимем квартиру?
-Я подумаю. - Заулыбалась София. Чад сразу погрустнел, но она выдержала паузу и добавила. - В каком районе. - И засмеялась, получив поцелуй.
Позвав Стива и Криса, они вышли на улицу. На следующий день все разъехались по домам отмечать праздники с семьями.
Дженсен позвонил, когда Джей уже был в постели:
-Ну, как ты там?
-Все нормально, как сам?
-Скучаю. – Улыбнулся Эклз.
-Я тоже. Что делаешь?
-Я сейчас вспоминаю рассказ Чада! - Джаред почувствовал что краснеет:
-Опять?
-Да. Знаешь, он мне безумно нравится!
-Кто, Чад?
-Не хихикай, Чад тоже! - Он засмеялся. - Так значит, первая любовь?
-Не смейся,… а ты любил раньше?
-Я не знаю, можно ли назвать это любовью, скорее привязанностью к человеку, которого давно знал.
-Кто он? Скажешь?
-Мой друг детства, его зовут Том, мы соседи. Правда. Он давно уехал из дома, а я только в этом году, когда перевелся.
-Почему?
-Почему перевелся?
-Да.
-Не знаю, все не так просто. Моя родня не признала сына - гея, все конечно не так ужасно, но знаешь, эти взгляды,… достало все. Отец смотрит на меня как на больного, или вернее, как на заразного. Он и подумать не мог, что его ребенок может так низко пасть. - Джей понял, что Дженсен цитирует слова отца. - Что те, в кого он вложил столько сил и времени, не оправдают его надежд. Последней каплей стала фраза, сказанная в разговоре по телефону моей дорогой тетушке: Да… Учится на юриста, а что толку?... Да... В семье не без урода - Это дословно, так что точно про меня, про меня блядь, Джей! Я собрал вещи, дождался документов на перевод, спокойно попрощался и ушел. Они звонят, все. Я понимаю, что все равно переживают, но каждый раз сдерживаюсь… Не важно, им, видите ли, нужно время, чтобы привыкнуть. Сколько еще, хуй их знает! Они шесть лет назад узнали, я после этого с Томом расстался, а по их меркам еще слишком рано!
-Почему вы расстались?
-Мы были слишком молодыми и слишком разными. - Он вздохнул с явным облегчением. - Ну а ты? Сколько у тебя было девушек?
-Три. Одна еще в школе и две уже здесь, обе на первом курсе.
-А все остальное время ты был один? Даже не снимал никого?
-Да один, и нет, не снимал, иногда думал, но никогда даже не пытался.
-Почему?
-Не знаю. Тебя ждал?- Эклз рассмеялся.
-Дождался?
-.
-Почему ты молчишь?
-А что сказать?
-Скажи, что хочешь меня так же сильно, как я тебя! - Он понизил голос.
-Я хочу! - тоже почти шепотом отозвался Падалеки.
-Я хочу тебя увидеть такого, как той ночью, Джей! Только моего!
-Я люблю тебя! - Даже зная, что Эклз его не видит, он снова залился краской смущения.
-Я тоже!
Дженсен выключил телефон, и взял со стола увесистую папку с анализами из клиники.
Джаред не мог уснуть до тех пор, пока не услышал, как хлопнула дверь комнаты младшей сестры, Мэган встала, значит уже часов десять, успел он подумать, прежде чем отключился.
Проснулся Джаред почти в шесть вечера. Все время снилась какая-то дрянь, навевающая тревогу. Он сделал глубокий вдох, чтобы успокоиться. Не получилось. Он набрал номер Дженсена. Отключенный телефон совершенно спутал мысли, но, в конце концов, он решил, что Дженсен еще спит и перезвонит, как только проснется. Совершенно измученный мыслями, он закрыл глаза и провалился в очередной тяжелый сон.
Наступившее утро не принесло ожидаемого утешения. Несвойственная ему бледность не могла укрыться от глаз матери:
-Джаред! Иди сюда. - Позвала она из кухни, он зашел и тяжело опустился на стул. - Расскажи мне, что с тобой происходит?
-Я не знаю, мам. Мы говорили по телефону, и…потом я позвонил, но номер не доступен, он уже давно должен был проснуться,…я не знаю.
-Ты слишком остро все воспринимаешь, знаешь, ты ведь всегда был таким. Но подумай сам, мало ли почему так может быть. Он мог забыть зарядить телефон, или просто не знает, что он отключен, а времени проверить нет, наконец, он с родными ушел, и забыл его дома, да может быть миллион банальных причин. Ты сильно утрируешь. А еще, мне кажется, что вы слишком торопите события. Нет, послушай и не перебивай. Я знаю тебя слишком хорошо, у тебя большое сердце, и ты действительно любишь, но тебе нужно время, чтобы разобраться в себе и понять его. Ты ведь совсем не знаешь этого парня. Вы знакомы меньше двух месяцев, а ты уже накручиваешь себя на ровном месте из-за отключенного телефона. Я переживаю, понимаешь, твои чувства слишком сильны и требуют выхода, но не расстраивайся, я уверена, что скоро он сам тебе позвонит, и все объяснит. Имей терпение, потому что в любви это самое главное, тем более в вашем случае. Это твой первый опыт подобных отношений, и если ты будешь спешить, не важно: с чувствами, со словами или с выводами, он станет провальным. Непоправимые ошибки приводят к необратимым последствиям, потому что совершаются в порыве глупости. Успокойся и просто подожди.
Джаред ждал. Двое суток, периодически проверяя телефон. Билеты только на послезавтра. В конце дня он был похож на мрачную тень самого себя. Старался улыбаться сквозь боль, но получалось естественно плохо. Хуже всего была неизвестность, особенно после их последнего разговора. Он не знал, кому позвонить, чтобы хоть что-то выяснить. Надо только подождать еще два дня, и он вернется в университет, думал Джей, а в голову уже лезли другие мысли. А если его там нет, что тогда?
Последний раз он набрал заученный номер уже перед самой посадкой. Когда самолет приземлился, он не чувствовал ничего кроме апатии. Если бы его спросили, как он добрался до корпуса общежития, он бы не вспомнил. Его не покидало ощущение ненужности и одновременно странная потребность увидеть, посмотреть в любимые глаза.
И он увидел.
Дженсен сидел на своей кровати. Плечи опущены взгляд странный, глаза красные и мокрые ресницы. Сумка с грохотом упала на пол, пиздец ноутбуку, Джаред не заметил. Эклз вздрогнул. Все это время он смотрел словно сквозь Джея, и только сейчас пришел в себя, пытаясь сфокусировать на нем взгляд. Язык не поворачивался спросить, что могло случиться.
Лицо обожгли слезы.
-Дже-енс!
-Прости меня, Джей!

URL
2014-04-20 в 18:08 

DIN-A
Johnson's Baby-это просто смазка.
-За что?
-Зачем я тебе?
-Дженс, пожалуйста, скажи, что случилось?
-Я не знаю… - Он замолчал. Джаред подошел и опустился перед ним на колени. Эклз судорожно вздохнул, - Как давно он здесь сидит?-подумал Джей, обхватил его лицо ладонями и заглянул в глаза -тоже слезы.
-Обними меня, Дженс! Прошу тебя! - И он обнял. Как-то слишком не уверенно положил руки на талию Джею и уткнулся лбом в плечо. - Что могло случиться за эту неделю? Не молчи, пожалуйста!
-Не надо, Джей! Давай потом.
Джаред уже лежа, слышал, как Эклз, прижимая его к себе, что-то шептал. Усталость от долгого напряжения брала свое, и он позволил себе расслабиться в этих руках.
Завтра они во всем разберутся вместе.
Чего Джаред никак не мог ожидать, что проснется утром в пустой комнате. Выйдя из душа, он медленно оделся и поплелся на улицу. Куда идти он не представлял. Чад и София еще не вернулись, да и видеть сейчас хотелось только одного человека. В сердце сразу закралась тревога. Джаред понятия не имел, куда он мог уйти, где мог быть сейчас, почему не разбудил? Напряжение росло с каждым шагом. В итоге, когда он дошел до парковки и увидел Дженсена около машины, то был уже слишком раздражен. А Эклз совершенно спокойно стоял и пил кофе из бумажного стаканчика. Джаред с огромным усилием заставил себя успокоиться и молча подошел. Дженсен улыбнулся:
-Злишься, да?
-С чего? Я был, конечно, не готов к тому, что ты свалишь, но с тобой, я вижу, все в порядке, так что беспокоиться не о чем.
-Это из-за того, что я не разбудил тебя? Постой, ты беспокоился обо мне?
-Ну, зачем тебе меня предупреждать? - Джаред понимал, что его заносит, но остановиться уже не смог. - Кто я тебе, чтобы просто поставить меня в известность? Для тебя это не серьезно, да? Боже, какой я идиот!...
-Мне не все равно, я был уверен, что ты не проснешься, пока я не вернусь.
-Не надо оправдываться.
-Я никогда не оправдываюсь, просто ты так спал, а я и понятия не имел, что если ты проснешься, пока меня нет, то начнешь вести себя как… - Он замолчал.
-Как кто? Договаривай! Расскажи мне, как мне вести себя, если я не спал трое суток, потому, что ты ни разу не ответил, ни на один мой гребанный звонок. Если я нахожу тебя в таком состоянии, как вчера, а сегодня тебя удивляет, что я переживаю. Я веду себя как истеричка? Ладно, я согласен, и знаешь что? Мне все равно насколько смешно это выглядит со стороны. Раз ты не хочешь говорить о том, что с тобой произошло, я заткнусь, но не теряйся так, я… - Он замотал головой.
-Прости!
-Ну да!
-Хочешь знать кто ты мне? – Джаред посмотрел на него, но промолчал. - Пойдем со мной!
В комнате он притянул Джея к себе и зашептал в ухо:
-Хочешь знать, кто ты для меня? - Повторил он вопрос.
-Дже-енс! - Дыхание сразу сбилось, взять себя в руки и успокоиться не получалось.
-Трахни меня, Джей!
-Что-о-о? - Джаред опешил.
-Выеби меня, Джей! - Джаред уловил нервные нотки в его голосе. - Ты хочешь меня?
-Хочу, но я… Дженс, я сделаю тебе больно. - Дженсен отпустил его, подошел к своей кровати и сел.
-Иди сюда! - Джаред опустился рядом. - Расслабься, ничего ты мне не сделаешь, я тебе доверяю.
-Но… - Слова утонули в глубоком поцелуе со вкусом кофе. Эклз со стоном оторвался от его губ и упал на подушки, потянув Джареда на себя. Джея трясло от возбуждения, он опустился, опираясь на локоть и накрыл его губы своими, начал вылизывать сначала сладкий рот, потом скулы, спускаясь к шее, одновременно расстегивая рубашку, в то время, как Эклз расправлялся с ремнем на своих джинсах. Он просто дурел от вида открывающегося ему тела, не то чтобы раньше он не смотрел, вот только сейчас он острее чувствовал жар ответного желания, с восхищением глядя на то, как Дженсен выгибается навстречу его прикосновениям. Слегка подрагивающими пальцами он провел по нижней губе Эклза, очертил линию от виска к подбородку, спустился по шее к ключицам, чувствуя его ответную мелкую дрожь, прошелся по груди, задевая соски, ловя губами стоны, и коснулся головки полностью возбужденного члена. Дженсен вздрогнул.
-Хватит, Джей! Не могу больше. – Падалеки замер.
-Что мне сделать? - Почему-то зашептал Джаред. - Нужна смазка и я не…
-Не парься, я готов, не тормози, ну же! - Горячее дыхание коснулось кожи, и язык заскользил по шее Джея!
-В смысле? - Уставился он на Эклза, ошарашенный услышанным.
-Не тупи, только не сейчас, Джей! Давай, хочу тебя, вставь мне уже! Я растянут.
-Ты…Что? Господи… для меня…сам?
-Нет, блядь, попросил помочь Чада! - Заржал Эклз, скрывая собственный нервоз. – Сам, конечно, прошу, давай! – Почти умолял он, сгибая колени.
-Боже, Дженс!- он коснулся скользкого входа, обвел по кругу, заставляя Дженсена снова застонать, и ввел палец в тугой жар.
-Дааа!... Во-от… так, да! Еще! – Подбадривал Эклз, только не понятно, его или самого себя.
Джаред осторожно вытянул палец обратно и, добавив второй, вошел снова, не отрываясь, глядя в темнеющие глаза Дженса.
-Да, Джей… еще, еще…хочу тебя!
Джаред устроился удобней и медленно, вытащив пальцы начал вводить член. Эклз зашипел, и он замер.
-Нет, нет! Не останавливайся, давай! Так, да-а! А теперь расслабься, дай привыкнуть, все нормально, посмотри на меня! Все хорошо? - Джаред кивнул, и Эклз потянулся за очередным поцелуем, прижимаясь еще сильнее. Провел ладонью по взмокшей спине и закинул правую ногу ему на бедро. - Теперь двигайся, только не спеши! - Простонал он, и Джаред медленно повел бедрами, застонав в ответ. Движения стали более уверенными, когда он понял, что Дженсену уже не больно, но до конца расслабиться все равно не получалось.
-Отпусти себя!- словно прочитав его мысли, прошептал Эклз. - Давай, тебе ведь нравится. Сильней. Да-а-а!
-Господи Боже! - Через стоны выдохнул он и стал вбиваться, не сдерживаясь, подхватив за бедра и буквально натягивая Дженсена на себя, заставляя его выгнуться еще сильнее.
-Да еще…еще… мой… Джей!-почти орал Эклз кончая, не переставая смотреть в глаза Джею, визуал, блядь! Джаред почувствовал сокращение мышц, сжимающих член, и кончил следом.
-Люблю тебя! - Коснувшись виска Дженсена губами, прошептал он.
Дженсен обхватил его лицо руками и, притянув к себе, жадно впился в губы, не позволяя отстраниться. Джаред почувствовал. Что возбуждается снова.
Когда Эклз открыл глаза, уже стемнело. Они так вымотались, что проспали весь день. Он осторожно развернулся к Джареду, прижавшемуся грудью к его спине, и громко чмокнул в нос. Джей несколько раз сонно моргнул и улыбнулся.
-Доброе утро!
-Добрый вечер!
Джаред огляделся, улыбнулся еще шире и придвинулся ближе, упираясь твердым членом в бедро Дженсену.
-Как, вечер? – Простонал он:
-Охуенная у тебя логика, Джей! Если ты только что проснулся и у тебя стояк, значит утро и пиздец? – рассмеялся Эклз.
-Ну да! – Недоумевая, заявил Падалеки и провел широкой ладонью по его бедру.
-Ну, нет! Сначала душ и еда, а то я умру под тобой! - Снова смеясь, ответил Эклз, нехотя выпутываясь из его объятий. – И даже не думай снова заснуть!
-Почему? - спросил Падалеки, лениво потягиваясь.

URL
2014-04-20 в 18:08 

DIN-A
Johnson's Baby-это просто смазка.
-Потому что тогда мне придется тащиться в душевую одному!- подмигнул Дженсен.
Конечно, они пошли вместе. Вероятность того, что их кто-то может увидеть сводилась к нулю, учитывая, что после праздников обратно никто не торопился. Как только Джей открыл воду, Эклз прижал его к холодной кафельной стене и впился в еще припухшие от поцелуев губы. Спустился к шее и прикусил почти больно, оставляя яркий засос на коже. Джаред закрыл глаза и запрокинул голову. Придерживая его за бедра, Дженсен встал перед ним на колени и коснулся языком головки, слизывая смазку. Джаред рвано выдохнул и вцепился ему в плечи, завороженно глядя то вниз, готовый кончить от одного вида, то задирая голову кверху, жмурясь от удовольствия, пытаясь отсрочить неизбежное всеми силами. Но Эклз творил с ним что-то немыслимое, и через пару минут он, кончая снова выстанывал его имя, пытаясь отстраниться. Дженсен не дал, продолжал вылизывать, продлевая оргазм. Джареду показалось, что он потерял сознание. Стоя!
Дженсен встал и потянул его к себе. Прохладные струи воды полились по разгоряченной коже, а теплые мыльные руки коснулись спины.
После позднего ужина они снова улеглись в постель.
-Дже-е-енс!- протянул Падалеки.
-М?
-Я хочу тебя! – прошептал он.
-Что? Иисусе, опять?
-Нет…Я хочу тебя… В себе!
-Твою мать! - Дженсен ели вспомнил, как нужно дышать.
-Я хочу быть твоим! - Эклз не купился на умоляющий щенячий взгляд.
-Ты и так мой, Джей! Не торопись, успеешь еще. - Ухмыльнулся он своим невеселым мыслям. Лишать Джея невинности он и не собирался, потому и подставился сам, уже зная, что скоро лишиться этого растрепанного счастья. - Давай спать.
-Мы спали весь день! - Не унимался Джаред.
-Ты даже не знаешь, о чем просишь. Потом ты пожалеешь об этом.
-Я хочу узнать, покажи мне. Как я могу пожалеть об этом с тобой?
Дженсен опрокинул Падалеки на подушки и навис над ним на вытянутых руках.
-Давай не будем торопить события, прошу тебя. Думаю на сегодня впечатлений тебе достаточно. Мы попробуем в следующий раз, ладно?
-Обещаешь?
-Да. - Соврал Эклз.
Джаред положил руку ему на шею, потянул на себя, приподнимаясь на встречу, и едва касаясь губами уха, прошептал:
-Ладно, потому что, я очень хочу знать, как это,… кончать под тобой! - Дженсен взвыл.
Дернул с бедер его штаны и стянул свои, навис снова и потерся своим членом о, такой же возбужденный, Джея. Несколько раз толкнулся, выбивая громкий протяжный стон. Схватил его запястье, потянул, заставляя разжать пальцы, вцепившиеся в простыню, и переплетая со своими, обхватил, оба члена. Джей охнул, почувствовав движение руки, и задвигал своей, подстраиваясь под ритм. Дженсен двинул бедрами, вбиваясь, и поднял на него почти черные глаза:
-Хочешь кончить подо мной?
-Да-а-а!
-Тогда кончай!
Оргазм накрыл сразу, как будто он только и ждал этих слов. Он потерялся в ощущениях, на краю сознания еще слыша, как вскрикнул его имя Дженсен, тоже кончая,…и вырубился.
Ощущение дежавю только усилилось, когда проснувшись утром и не обнаружив рядом Дженсена, Джаред вышел на парковку. Казалось, что даже стаканчик с кофе был не таким же, а, блядь, тем же. А вот во взгляде Эклза он уловил то, чего вчера не было, точно, вот только не успел понять, что это. Сделал еще шаг и остановился.
-Послушай, Джей! - И что послушать? Подумал Джаред во время затянувшейся паузы.
-Слушаю.
-Прости! Но я думаю, будет лучше, если мы перестанем общаться. – Ох, ты - ж, блядь! – слова застряли в горле.
-Я что, такой хреновый любовник? - Без нотки удивления, язвительно поинтересовался Джей, поражаясь собственному ровному голосу.
-Дело не в этом.
-А в чем? Что ты молчишь? Скажи уже, я блядь не девочка, не побегу вскрывать вены, говори! Хотя стой! Не надо, я не хочу знать из-за чего или из-за кого ты не можешь послать меня уже третий день.
Дженсен даже не пытался скрыть изумления.
-Я не…но откуда… - Он заткнулся, напоровшись на остекленевший взгляд.
-Ты никогда не оправдываешься, и не начинай! - Так же монотонно закончил Джаред, резко развернулся и пошел прочь. Дженсен схватил его за руку и дернул, разворачивая к себе.
-Остановись! – Эклз крепче сжал пальцы, чтобы удержать.
-Зачем? – Удивился Джаред, хотелось свалить как можно дальше, но Дженсен держал крепко, почти больно. - Ты, наконец, решился порвать со мной, для чего сейчас тормозить? Ты уже сказал, что хотел. - Эклз сорвался на крик.
-Да откуда ты знаешь, чего я хотел? - Не выдержал он.
-Ты говоришь во сне! - Тихо ответил Джей. Дженсен подумал, что ему на голову что-то упало, и он уже умер.
-Да! - Продолжил Падалеки. - А я слушал, что не нужен тебе. Зашибись, да? Самое блядь смешное, что этой ночью ты молчал.
Он выдернул руку из ослабевших пальцев Дженсена и пошел, не оборачиваясь.
-Прости! - Шептал Эклз еле слышно. - Тебе так будет лучше, прости меня Джей, прости! Я люблю тебя! - Совсем беззвучно, одними губами.
Джаред постучал в дверь новой квартиры Чада и Софии.
-Привет, Джа! - Она резко остановилась. - Что случилось? Боже Джаред ответь! Ча-ад!!!
-Мать твою, Пада! Очнись! - Мюррей дергал его за плечо, но Джаред не реагировал. - Иди, присядь, вот сюда! София, тащи что-нибудь! - Он усадил Джея на большой диван.
-Что, Чад? - Она, казалось, впала в ступор.
-Что-нибудь покрепче! У него шок. - Глядя на бледного как труп друга, определил он.
-Он меня бросил! - Еле слышно проговорил Джаред.
-Что! - Не понял Чад, совершенно не ожидавший услышать сейчас от него хоть слово.
-Он… мы…в общем, все кончено, - Запинаясь ответил он.
- Вот, ублюдок! - Вызверился Мюррей.
София принесла бутылку виски. Он отхлебнул сам, а потом сунул в дрожащие руки Джею:
-Пей, Пада! Отпустит. А этого уебка я просто зарою!
-Не надо, Чад, прошу! - Горло саднило от выпитого, голос был хриплым и сильно дрожал. - Я сам разберусь.
Джареда разбудил звонок телефона. Не совсем понимая, где находится, и почему так темно, он взял трубку.
-Да! – Говорить было больно.
-Джей, ты где?
-Дженс? Я… - Джаред пару раз моргнул, привстал и осмотрелся. -…У Софии и Чада!? – Ответил неуверенно, потому, что был здесь впервые. Он даже не сразу понял, почему спит не в своей кровати. А потом осознание почти физически ощутимо ударило по голове. Язык заплетался от выпитой почти до дна бутылки.
-Что с тобой, Джей? - Эклз не мог найти подходящих слов, злясь на самого себя за тупые вопросы.
-Ничего! Все прекрасно, я блядь, в полном порядке! - Он отшвырнул трубку в сторону и откинулся на подушку.
Дженсен обхватил руль руками и положил на них голову.

URL
2014-04-20 в 18:09 

DIN-A
Johnson's Baby-это просто смазка.
-Какой же пиздец!
Джей пришел утром. Эклз стоял у окна, он повернулся на звук открываемой двери и замер. Вид был измученным, глаза покраснели еще сильнее.
-Джей!...
-Я все понял, Дженс! Не повторяй, пожалуйста, я за вещами.
-Не надо, я сам уеду.
-Тебе же некуда, оставайся. – Он достал рюкзак и стал беспорядочно скидывать в него все подряд.
-Прости!
-За что? - Он сорвался на крик, обещал себе, но все равно не смог сдержаться. - За что простить? Я не понимаю, почему ты не…я же чувствую, что ты хочешь… Черт!
-Я не могу, Джей! - Он отвернулся, не выдержав взгляда. - Прости!
-Опять прости? – Спросил Джаред. Дрожащими руками справиться с застежкой никак не получалось.
Внезапно возникшая мысль, показалась идеальной.
-Я вернулся к Тому! - Сопоставляй факты, давай, поверь! Думал Эклз.
-Когда? Пока я был дома? - Вот так!
-Да!
-И что, ты теперь вернешься домой?
-Нет, он приехал сюда. - Продолжал врать Эклз.
-Для чего тогда все это было? - Джей вдруг поднял на него полный отчаяния взгляд. - Боже! Умоляю, скажи, что тем утром, когда мы… - Он запнулся, но взяв себя в руки, продолжил. - …Что у вас ничего не было.
Дженсен молчал, понимая, что этим добивает парня. Он опустил голову, смотреть в глаза, полные боли, он просто не мог.
-Тогда прощай, Дженс! - Джаред развернулся и вышел из комнаты.
-Прощай, Джей! - Ответил Эклз, глядя на закрытую дверь, чувствуя, как по лицу текут слезы.
-Ну, и какого хрена ты ведешь себя как мудак? - Через десять минут после ухода Джея, в комнату вошел Крис. - Нахуя ты его отталкиваешь? Он же любит тебя!
-Ты не понимаешь… - Начал Дженсен.
-Ничего я не понимаю, объясни мне, почему я только что встретил невменяемого Джея, да еще и с вещами? - Дженсен вытащил из ящика стола папку и отдал Крису. - Что это? - Он начал читать медицинскую карту, подписанную именем Дженсена.
-Это диагноз!
-Я ни слова не понимаю. – Листая страницы, сказал он.
-Я скоро ослепну! - Крис поднял на друга изумленный взгляд. - В смысле, совсем! Понимаешь?
-Да, я…понимаю, наверное, не знаю, но… причем здесь Падалеки? - Кейн, кажется, еще не понял.
-Крис! На хера я ему слепой? - Вопрос был риторическим.
-Он бы тебя не оставил! – Возмутился Кейн.
-Именно, Крис! Он бы мучился со мной.
-Ну, да! Поэтому ты его бросил, и сейчас он мучается без тебя!
-Это пройдет!
-Ты не сказал ему? Ведь так? – Догадался Кейн.
-Нет, ему не нужно этого знать, так будет лучше! - Дженсен убеждал скорее себя, чем друга.
-И как давно это у тебя? – Он, наконец, закрыл паку и протянул ее Эклзу.
-Когда мы начали встречаться, я не знал, если ты об этом?
-Не об этом,… и что, вообще ничего нельзя сделать?
-Не знаю, я через месяц ложусь на полное обследование.
-Эклз, бля, так нельзя! Он имеет право знать, и…
-Нет, Крис! Только не говори ему. - Перебил Дженсен.
-Ты же понимаешь, что рано или поздно он все равно узнает? Такое не получится скрыть. Дженс!
-Я постараюсь!
-Ты что, бросишь университет и свалишь?
-А какой смысл его теперь заканчивать? Я что, буду слепым юристом? - Он вымученно рассмеялся.
-Ты его любишь? – Тихо спросил Кейн.
-Какая теперь разница? Не смотри на меня так, да, я люблю его, поэтому ничего не скажу ему, пусть лучше ненавидит меня.
-Ненавидит? - Переспросил Крис. Дженсен утвердительно кивнул. - Господи! Что ты ему наговорил?
-Я сказал, что возвращаюсь к бывшему парню. - Вот только теперь, глядя на ошарашенное лицо Криса, Эклз понял, насколько сильно задел этими словами Джея, идея перестала казаться такой чудной, но менять что-либо было уже поздно.
-Какой идиот, Боже!!! Ты хоть понимаешь, что натворил?
-Я понимаю только одно, теперь он будет держаться от меня как можно дальше.
-Ладно, я пойду, вижу, ты уже все решил. Нет, мне понятны твои мотивы, но это жестоко по отношению к парню.
-Не так жестоко, как привязывать его к себе в такой ситуации.
-В какой-то степени ты прав. - Сказал Крис, открывая дверь. - Но этот вопрос все равно стоило обсудить вместе с ним.
На это Дженсен только покачал головой.
За весь следующий месяц Эклз видел Джареда только один раз, в учебном корпусе. Сердце замерло от осознания того, что другого, может быть, уже и не будет. Встретившись будто с больным, полным обиды взглядом, Дженсен, понимал, что причиной тому является именно он, и чувствовал себя настолько паршиво, что готов был удавиться собственными руками, но оторваться от любимых, по - детски наивных глаз просто не мог. Поймав его взгляд Падалеки замер. На секунду ему показалось, что он видит в нем боль и сожаление, но только на секунду, как раз в тот момент, когда в голове Дженсена проснулась жалкая эгоистичная мысль: подойти, прижать к себе, рассказать правду и никуда не отпускать, но тут же с отвращением смелась здравым смыслом. Он продолжал смотреть на Джея, но теперь тот видел в его глазах ледяной ужас, омерзение и ненависть, воспринимая все на свой счет. Он опустил голову, и провожаемый полным отчаяния взглядом Эклза, ушел прочь. Еще совсем недавно - жизнерадостный и общительный, добрый и веселый, милый парень - он замыкался в себе все сильнее. Нет, он ни в чем не винил Дженсена, а искал причину его ухода в себе, как будто слова о том, что Эклз вернулся к своему бывшему парню, были чем-то нереальным или незначительным. Он понимал, что Дженсену не было смысла лгать, но глупое сердце отказывалось прислушиваться к доводам рассудка. Все ведь было предельно ясно и понятно, и Джею бы ненавидеть Эклза, но он не мог. В голове был только один вопрос, который не давал ему покоя, но ответить, зачем тогда Дженсен провел с ним последние дни, сам себе он не мог, а спрашивать уже не хотел. Мерзкий внутренний голос шептал, что его просто сравнили с кем-то другим и сделали выбор не в его пользу, но чувствовал он совсем иное. Он же видел, смотрел в эти глаза, нет, так невозможно имитировать страсть и притворяться, что влюблен, так подделать эмоции нельзя. Но на деле все выходило совсем иначе. Он остался один, он больше не нужен, а нужен ли был вообще? Он влюбился в парня, придумал себе сказку, но с чего он решил, что ее конец обязательно будет счастливым? Это было слишком хорошо, слишком удачно складывалось, чтобы быть правдой. И что делать теперь? Время шло, точнее, медленно тянулось, а ответов не было. Друзья пытались его отвлечь, но выходило плохо, шутить не получалось, веселиться не хотелось, а делать вид, что все нормально и смеяться, не было никаких сил, даже любимое кафе теперь ассоциировалось у него с Дженсеном. Чад поначалу был в бешенстве, но потом и он опустил руки. А что он мог сделать? Заставить Эклза вернуться? Как? Видимо последнюю мысль он озвучил вслух, Джаред усмехнулся:
-Может сказать ему, что я забеременел? - Хватит, он сможет сделать вид, что возвращается в нормальное состояние. - Хотя, вряд ли он мне поверит! - Добавил он для острастки, с наигранной задумчивостью тонким голоском, с интонацией, удивительно похожей на речь Софии.
Чад замер, уставившись на Падалеки так, словно он реально сидел сейчас с большим животом. Вид его был настолько ранимым и в то же время комичным, что Джей рассмеялся действительно искренне. Чад всегда умел оценить шутку и редко оставался в долгу, помедлив пару секунд, он все же выдал:

URL
2014-04-20 в 18:10 

DIN-A
Johnson's Baby-это просто смазка.
-Знаешь, Пада! При наличии твоего, не известно, откуда взявшегося гейства, меня даже не очень сильно удивит тот факт, что ты теперь и залететь можешь! Только надеюсь, что этого пока не произошло! Ведь нет? - Глядя на все еще улыбающегося друга, Чад расслабился и заржал.
-Я беременна!!! - София стояла в дверном проеме ванной, держа в руках палочку теста. Ее заметно потряхивало.
Чад улыбнулся, подошел к ней и посмотрел на две полоски.
-Теперь поверит! Покажешь ему тест - не отвертится! - Он снова засмеялся. - София одолжи ему эту хуйню.
Она смотрела на реакцию своего парня и не знала, как себя вести. Джаред молча встал с дивана и медленно подошел к друзьям. Чад все еще улыбаясь, следил за его действиями, но сильный подзатыльник был полной неожиданностью.
-Придурок, больно же! - Заорал Мюррей. - За что, на хер?
-Твоя девушка только что сообщила тебе, что ты станешь отцом! - Медленно проговорил Джей каждое слово, поглядывая на растерянную Софию. – Я, конечно, понимаю, что моя беременность куда более феерична, но приходи уже в чувство, чувак, и примите мои поздравления!!! - С этими словами он сделал еще шаг и обнял обоих.
До Чада только сейчас и дошло, что последние слова сказала действительно София, а вот смысл услышанного он понял не сразу, пришлось повторять. Хоть кто-то должен же быть счастлив, думал Джаред, с улыбкой глядя на своих друзей.
Боль не отступила, она только на время уступила место радости за друзей. Чад на глазах из распиздяя превращался в заботливого, чуткого и серьезного парня. Юмор и вечные подколы остались на том же уровне, но во всем, что касалось Софии и будущего ребенка, он вел себя как взрослый мужчина. Глядя на него сходила на нет и паника Софии, которая честно призналась, что если бы Мюррей не изменился, с двумя детьми ей пришлось бы не сладко. Чада эта фраза явно оскорбила:
-Ты хочешь сказать, что если бы я сделал тебе предложение, ты бы отказалась, потому что чувствовала себя не счастливой невестой, а матерью одиночкой?
София насторожилась моментально. В его голосе не было ни малейшего намека на шутку, но не удержавшись, все равно съязвила:
-Мюррей, я вряд ли застану тот великий день, когда ты соизволишь на мне жениться, потому что к тому времени уже умру естественной смертью в преклонном возрасте! - Джареду пришлось даже губу прикусить, чтобы не заржать в явно не подходящий момент, представляя себе эту картину.
Чад остался мрачным. Он молча открыл дверцу шкафа и потянулся к самой верхней полке. Сдвинув вещи, он достал круглую коробку, по размеру напоминающую упаковку из под небольшого торта, завернутую в блестящую голубую бумагу со снежинками и ярко синим бантиком сверху.
-Рождество через месяц! - Резонно заметил Падалеки. - Чад молча, что для него странно, протянул подарок девушке. София воздержалась от комментариев, принимая его.
-Разворачивай! - Тоном, не терпящим возражений, заявил Мюррей. София, с опаской косясь на него из под челки, принялась стаскивать ленточки и обертку.
-Ох!!! - Только и смогла произнести она на выдохе.
Джаред не удержался и тоже заглянул внутрь. На дне, в центре подставки, обтянутой атласом, таким же синим, как и бант, лежало маленькое, явно обручальное колечко.
-В ювелирном что, закончились все коробочки для колечек? - Воспользовавшись остолбенением Софии, поинтересовался Падалеки.
-Это чтобы я сразу не догадалась, что в ней! - Скорее утверждала, чем предполагала девушка. - Подарок бы лежал под елкой, а мне бы и в голову не пришло, что там - такое! - Слова явно давались ей с большим трудом. Эмоции переполняли.
-Именно так! - В тон ей зашептал Мюррей, вставая на одно колено. - Ты выйдешь за меня? - В его голосе было столько надежды, что даже Джей чуть не прослезился.
-Да!!! - А вот София уже рыдала не сдерживаясь. - Я и не знала, что ты такой романтик! - Сквозь слезы еле выговаривала она.
-Иди сюда! - Мюррей встал и притянул к себе теперь уже свою невесту.
-Так вот как выходят замуж по залету? - пошутил Джаред.
-Идиот! Я купил его еще на каникулах, когда домой летал, просто не мог придумать повод, и решил дождаться рождества. - Пояснил он.
-Ты купил его полтора месяца назад? - Поразилась девушка. Чад только кивнул.
-Права была София! - Падалеки с трудом выдержал серьезный тон.
-В чем? - В унисон спросили оба.
-Кретин! Чтобы сделать предложение любимой девушке, повод в виде праздника не нужен, можно и правда, умереть не дождавшись! - София только улыбнулась, а Мюррей просто смутился, но снова промолчал.
Джей уже было вздохнул с облегчением, наивно полагая, что за возникшими заботами, эта парочка перестанет опекать его, как душевно больного, хотя, почему как, но жестоко ошибся. Его не покидало стойкое ощущение, что теперь он снова живет с мамой, в роль которой, как ни странно, вжился именно Чад, который носился с ним как с малолетним ребенком. То, утверждая, что он слишком бледный и ему нужны витамины, он приносил целый пакет фруктов, то предупреждал, чтобы Джей не забыл надеть ветровку, потому что сегодня обещали дождь, не говоря уже о том, что во время занятий постоянно был по близости, то и дело, кидая в его сторону настороженные взгляды. А уж когда звонила именно мама, и он, выхватывая у Джареда телефон, начинал в подробностях описывать ей все, что касается её сына, Падалеки просто выл, но зато мама была счастлива.
А потом, все от тех же Дани и Сэнди он услышал, что Эклз лежит в больнице. Подробностей никто не знал, и Джей не задумываясь, отправился к нему. Уже узнав номер палаты, он остановился посреди коридора. Что он скажет Дженсу, он не знал. Захочет ли он вообще его видеть? А если с ним Том? Падалеки растерялся.
-Вы кого-то ищите? - Голос оторвал от мрачных мыслей. Спрашивать номер палаты снова было бы глупо, миловидная медсестра с именем Женевьев на бейджике, смотрела на Падалеки и улыбалась, задрав голову.
-Мне... нужен лечащий врач Дженсена Эклза. - Нашелся Джей.
-О, конечно, следуйте за мной. - Хлопая ресничками, прощебетала девушка.
Они дошли до двери кабинета врача, и девушка, улыбаясь еще шире, попрощалась с обещанием увидеться снова. Падалеки мысленно простонал. Не прошло и полгода, как он стал геем, а его уже раздражал хоть и совершенно невинный, но явный флирт с ее стороны. Ему было реально не по себе, но приходилось быть любезным. Он изобразил подобие улыбки и постучал. Поздоровавшись и сев на предложенный стул, Джей обратился к врачу:
-Мне сказали, что вы врач Дженсена Эклза, я могу узнать, что с ним?
-Вы его родственник? – Спросил мужчина, снимая очки.
-Я... нет! Я его... друг. - На последнем слове голос все - таки дрогнул.
-Ладно! - Он взглянул на Джея. - Как вас зовут, молодой человек?
-Простите, сэр! Я Джаред Падалеки.
-Что ж, Джаред Падалеки! Что вас интересует?
-Все! - Моментально ответил он. - Я ничего не знаю. Он не говорил.
-Парень столкнулся с последствиями катарального кератита, полученного при рождении. Прогнозы не утешительны, он постепенно слепнет.
-И... что, ему ничем нельзя помочь? - Еле выговорил Джей.
-Почему нельзя? Ему нужна ламелярная кератопластика. - Заметив недоумение парня, он пояснил. - Это операция по пересадке роговицы глаза. Как правило, часть роговицы срезают со здорового органа зрения, но в его случае повреждение затронуло оба глаза, по этой причине ему требуется донор. Сейчас нам остается только ждать. Шансы на удачный исход не малы, примерно сорок процентов на шестьдесят, но не исключена вероятность отторжения, не смотря на то, что роговица даже не имеет капилляров.
-Ждать чего? - Не понял Джей.
-Ждать подходящего донора. Здесь много нюансов, которые необходимо учесть: возраст, с разницей максимум в пять лет, хронические заболевания, даже причину смерти.
-Чьей... смерти? - Сердце пропускало удар за ударом.

URL
2014-04-20 в 18:12 

DIN-A
Johnson's Baby-это просто смазка.
-Смерти донора, Джаред! Или вы думаете, что кто-то согласится стать донором при жизни, учитывая опасность ухудшения или даже полной потери собственного зрения? Не говоря уже о длительном процессе реабилитации.
-Понятно! - Только и смог произнести Джей.
-Да, будет нелегко, но, думаю, парень справится.
-Спасибо! - С этими словами Джаред поднялся. - А как он… вообще...?
-Держится! - Прервал доктор паузу.
-А как быстро ему можно будет помочь? В смысле, долго ли придется ждать донора?
-На этот вопрос у меня нет ответа, парень! Может быть, нам повезет уже завтра, а может и через полгода не будет результатов. Нужно время.
-Почему так долго? - Недоумевал Джей.
-Это не частная клиника, а операция оплачивается по страховке, поэтому я и говорил, что остается только ждать.
Падалеки еще раз поблагодарил врача и вышел в коридор. Еле переставляя ноги, он добрался до палаты Дженсена, сделал глубокий вдох, и зачем-то постучав, вошел. Посетителей, слава богу, не было. Сказать, что Эклз был удивлен - ничего не сказать. Он больше всего хотел и меньше всего ожидал его увидеть.
-Джаред? - Не Джей? Первый раз! А чего ты еще ждал, на что надеялся? Подумал Падалеки.
-Привет, Дженс…ен!
-Что ты здесь делаешь?
-Я…пришел к тебе! - А что еще он мог сказать? Проходил мимо? Идиотизм!
-Я вижу! - Он невесело усмехнулся. - Пока!
-Знаю, я говорил с твоим лечащим врачом.
-Зачем?... Зачем это тебе?- Джаред пожал плечами:
-Мне не все равно! - Признался он.
-Спасибо за участие, но думаю, тебе не стоило приходить! - Отрезал Дженсен, проклиная себя за ложь. Хотелось сказать, да что там, просто кричать, о том, как он рад на самом деле, его приходу, но, один раз он уже поддался слабости, отдаваясь Джею, хотя понимал, что переступает черту, дает надежду парню, не имея на это права, и вот, что получил за это. Теперь страдают оба, вот только Падалеки - не заслуженно.
-Я понимаю, что тебе не очень-то приятно меня видеть, но я не мог не ...
-Сейчас придет Том, и мне бы не хотелось… - Продолжал врать Эклз, не переставая смотреть на Джея, пытаясь запомнить как можно больше. Теперь перебил Джаред.
-Я понял, не продолжай и… - Он понизил голос. - … Все будет хорошо! – Джей подошел к двери и обернулся. Несколько секунд смотрел, блестящими от слез глазами и, кивнув, каким-то своим мыслям, вышел. Дженсен закрыл глаза. Вот и все! Он уже ненавидел самого себя, за то, что каждый раз причинял новую боль Джею. Оправдаться своей болезнью не получалось, но он был уверен, что поступает правильно.
Полторы недели в больнице, нескончаемые анализы, новые обследования и просто унылая обстановка его доканали. Джаред больше не приходил. И уже никогда не придет, понимал Эклз, вглядываясь в размытый потолок палаты. Зрение ухудшалось…да, на глазах! По - другому и не скажешь. Еще вчера вон там, в углу было видно потрескавшуюся штукатурку. Интересно, завтра будет видно сам угол? Как раз вовремя приехавшие, пока он еще что-то видел, мать и младшая сестренка, ненадолго отсрочили, грозящую вот-вот начаться, депрессию, окружая своей заботой. Они сняли квартиру неподалеку от клиники и практически постоянно находились рядом. Отца с ними, конечно же, не было. Мама пыталась оправдаться тем, что там у него много работы, но когда человек сам не верит в то, что говорит, невозможно убедить в этом кого-то еще, даже если он уже не видит. Понимание того, что скоро он станет абсолютно беспомощным, никак не хотело укладываться в голове, было до слез обидно. Нет, не за себя, за свои надежды и возможности, которым теперь было уже не суждено осуществиться. Но больше всего было жаль терять Джареда.
Он ведь так идеально ему подходил. И если бы не эта болезнь, можно было подумать, что это судьба. Вот только, такой судьбы он Джею не желал. Прекрасно понимая, что ничего не сможет дать ему кроме мучений, Дженсен решился на это расставание, и сейчас, лежа в палате, глядя куда-то невидящим взглядом, ему оставалось только вновь и вновь перебирать в памяти короткие минуты счастья. Большего у него не было. А что мог оставить себе на память о ком-то слепой человек? Ничего, кроме воспоминаний! Он слабо надеялся, что сможет привыкнуть к такому образу жизни, в конце концов, он далеко не первый ослепший, другие ведь живут с этим как-то, справится и он. Только не давало покоя чувство, что на него все время кто-то смотрит, пока он совершает почти привычную прогулку от палаты до душа и обратно. Он, конечно, понимал, что это абсурд, здесь каждый второй в таком же состоянии, и никому до него нет дела, но успокоиться, никак не получалось. Вот только паранойи ему не хватало! Или что это? Обострившаяся чувствительность? Иногда он тешил свое самолюбие, представляя, что на него сейчас смотрит Джаред, становилось проще. Он даже оборачивался, забывая, что это бессмысленно. Но врач развеял глупую надежду, заметив его поведение, сообщив, что все невидящие люди, за неимением возможности убедиться, просто мнят себе эти взгляды, находясь в людном месте, или присутствие других, там, где находятся совершенно одни.
-Что ж! надеюсь, это пройдет. - Невесело отозвался Дженсен. Доктору совершенно не нравилось его подавленное состояние.
-Ну откуда такие мрачные мысли? В твоем случае есть все шансы вернуть зрение. - Немного приукрашивая общую картину, пытался утешить врач. - Нам надо только дождаться донора, а остальное - дело техники. А за техническую сторону отвечаю уже я! Эклз только кивнул. Он не был идиотом, прекрасно понимая, что по социальной страховке люди ждут своей очереди на донорские органы годами, а его отец, имея возможность, не напрягаясь оплатить частную клинику, никогда этого не сделает, за неимением желания. Оставалось ждать. Как будто есть другие варианты, думал Дженсен, отсчитывая двадцать девять шагов по левой стороне коридора от кабинета доктора к своей палате.
Оказывается, если не видишь события, они проходят мимо незаметно, по краю сознания, как автобусы не твоего маршрута, пока ты стоишь на остановке. Не те цифры-ощущения. Рождество и новый год потерялись за гранью реальности. Через шесть недель пребывания в больнице его, все- таки, выписали. Мама привезла его в снятую квартиру, где ему предстояло изучать новую незнакомую обстановку. Было не все равно, это не была апатия, просто он, наверное, смирился. Он надеялся, что его улыбка выглядит правдоподобно, когда разговаривал с сестрой и с матерью. Меньше всего ему хотелось взваливать на них груз своих проблем, поэтому он старался как можно реже обращаться за помощью и почти не выходил из своей спальни. Но иногда, просыпаясь в приподнятом настроении, он даже пытался шутить, по большей части над собой, конечно. Как-то в один из таких дней он попросил сестру вывести его на балкон. Она уже привычным жестом зацепилась за его локоть и, комментируя каждый шаг и поворот, повела. Он пару минут постоял молча, прислушиваясь к шуму улицы, а потом попросил ее начертить план квартиры, чтобы в следующий раз ему было легче ориентироваться, пока не запомнит. Она несколько секунд искала ручку, и только услышав тихий смех брата, поняла, что попалась.
-Что ты смеешься? Я не идиотка! - Надула губки Маккензи. - Я просто не воспринимаю тебя как калеку. Понятно? - Она вряд ли осознавала, насколько ему было приятно слышать эти слова. - И я знаю, что ты скоро снова будешь видеть, и все будет хорошо, я в это верю!
-Спасибо, Мак! - Дженсен улыбнулся, реагируя на голос, повернувшись в ее сторону.
Джей тоже говорил, что все будет хорошо. Может поверить? От проницательной сестренки не укрылась мелькнувшая перемена в лице Дженсена.
-О чем думаешь? - Поинтересовалась она.
-Об одном человеке. - Помедлив, все же ответил он. - Только не спрашивай, кто он. Я, может быть когда-нибудь, и расскажу тебе, но сейчас это еще слишком больно. - Опередил он следующий вопрос.
-Держать в себе еще больнее! - Умно, для ее-то возраста. Эклз промолчал.
-Ты его любишь, да? Он тебя, что, бросил из-за…этого? - Он словно увидел, как она неопределенно махнула рукой.
-Нет, из-за этого его бросил я! И называй уже вещи своими именами. Слово слепой меня не убьет.
-Идиот! - Спустя пару минут, заявила притихшая Маккензи.
-Что, прости? - Сначала не понял он. - Эй, малявка! Я, между прочим, пока еще твой старший брат, и даже не вздумай высунуть язык!
-Можно подумать, ты когда-нибудь сможешь стать младшим. - Съязвила Мак.
-Я не идиот, просто ты еще слишком мала, чтобы понять.
-Да нечего тут понимать, ты его бросил потому, что боялся, что он сам бросит тебя! - Закинула удочку Маккензи.
-Джей бы так не поступил! - Удачно закинула!
-О, так его зовут Джей? Ну не злись! Если он такой хороший, зачем тогда?

URL
2014-04-20 в 18:13 

DIN-A
Johnson's Baby-это просто смазка.
-Чтобы не мучить его! Понятно?
-Нет, не понятно. Ты думаешь, что он бы… нет, не так, стоп. Я надеюсь, ты не думаешь, что мы с мамой тоже мучаемся? В смысле, нас, конечно же, мучает твое состояние, это, да! Но неужели ты решил, что… - Она не договорила.
-Я вас напрягаю. - Закончил Эклз.
-Я ошиблась!!! Ты не идиот. Ты еще хуже, но только потому, что ты мой брат, я не скажу, кто именно. Боже! И как только тебе в голову пришло, что ты можешь нас напрягать? Мы же любим тебя! Это, как само собой разумеющееся, понимаешь? И если ты кому-нибудь повторишь то, что я сейчас скажу, я буду все отрицать, но я рада, что ты сейчас снова рядом. - С этими словами она подошла к брату и прижалась, обнимая.
-Кстати, я перевела твой телефон в голосовой режим, так, что можешь теперь им пользоваться. - Сменила она тему, чувствуя, как на глаза наворачиваются слезы.
-Что бы я без тебя делал? - Заулыбался Дженсен.
-Ну, а для чего еще нужна семья?
Семья, в которой отец так легко отказался от него, так и не сумев принять его выбор.
-Знаешь, папа ведь не хотел, чтобы мы сюда ехали! - Словно прочитав его мысли, заявила Маккензи. - Но мама пригрозила ему разводом с грандиозным скандалом, и он сдался. А когда она сказала, что не возьмет с собой меня, я ответила, что убегу из дома и сделаю пирсинг в пупке!- победно улыбаясь, закончила она свою речь.

-Ну, ни хрена себе! - Опешил Эклз. - Я и не знал.
-Теперь знаешь! - Пожала плечами Мак.
Дженсен, правда, не понимал, зачем каждый месяц нужно было тащиться на очередной осмотр. Если он все еще ничего не видит, какая разница, есть ухудшения или нет, но стиснув зубы, шел уже на третью пытку. В этот раз с ним пошла мама. Мак, сославшись на какое-то срочное дело, убежала еще утром. Ответив на несколько бессмысленных, как ему казалось, вопросов и, получив кучу таких же рецептов на новые препараты, они, наконец, вернулись домой.
Дженсен!!! - Закричала Маккензи так громко, что он невольно дернулся. - С Днем Рождения! Ой, прости. Я тебя напугала? У нас для тебя подарок! - Она потянула его за руку вниз, заставляя наклониться. Пальцы коснулись чего-то мягкого, пушистого и, о Боже! ... живого?
-Что это?
-Это собака, Дженсен! - Радостно объявила сестра. - Мы взяли ее из приюта для животных, она специально обучена быть поводырем. Это девочка, ты бы ее видел. - В голосе явно слышалось умиление. Мак была в полном восторге. Эклз улыбнулся. - Теперь тебе придется ее выгуливать!
-Почему мне? - Улыбка моментально пропала.
-Потому, что это твоя собака! - Безоговорочным тоном заявила Мак.
-И ты засиделся в четырех стенах. - Поддержала ее мама.
-Ладно. - Простонал Дженсен. Мак засмеялась.
-А еще у нас есть праздничный торт! - Снова закричала она и потянула его за руку на кухню, догадался он.
Они уже допили чай, когда сестра вдруг спросила:
-Ну, и как ее зовут?
-Кого? - Все равно спросил, хоть и сразу понял Дженсен, а потом вдруг, рассмеялся, вспоминая давнюю историю с Джеем.
-Что смешного? Ее надо как-то называть. Придумай ей имя.
Придумывать не пришлось. Он уже точно знал, как ее назовет. Чад тогда еще долго пытал Джареда, выясняя, почему именно так, он назвал ребенка и дал - такие клички собакам, и постоянно забывая, какие именно, переспрашивал снова. Дженсен запомнил с первого раза.
-Я назову ее - Сэйди! - Тихо ответил он.
-Классно, мне нравится! – Поддержала Мак.
-Мне тоже! - улыбнулся Эклз.
Джаред сидя на мягком диванчике, явно занервничал, когда дверь открылась, и миссис Эклз вышла из кабинета врача, держа Дженсена под руку. Падалеки снова проводил его долгим взглядом, как делал это каждый день пока тот лежал в больнице и, дождавшись, пока за ними закроются створки лифта, встал. Его приход уже совершенно не удивлял доктора. Ему казалось, что Падалеки бывал здесь чаще, чем сам Дженсен.
-Я, согласен! - Вместо приветствия сказал Джей.
-Что? Прости, я тебя не понимаю. - Удивился врач.
-Вы говорили, что никто не согласится. Я согласен и хочу стать донором для Дженсена.
-Что? - Доктор уставился на него, как на умалишенного. - Ты помнишь, о чем я говорил? Ты хоть понимаешь…
-Я все помню и все понимаю, я только об этом и думаю, и я уверен в своем решении.
-Сколько тебе лет Джаред? – Вздохнув, спросил доктор.
-Двадцать! Возраст подходящий, всего два года разницы. – Быстро ответил Падалеки.
-Подходящий. Но только не в твоем случае. Ты несовершеннолетний, и не вправе принимать такие серьезные решения самостоятельно.
-Мне что, действительно нужно разрешение родителей? – Недоверчиво поинтересовался он.
-Конечно, и, Слава Богу! Я думаю, они люди благоразумные, и никогда на такое не пойдут!
Джаред тяжело и рвано выдохнул. Звонить домой смысла не было. Доктор прав, родители никогда на это не согласятся. Оставалось только ждать, других вариантов не было.
Каждый день после занятий, приходя в больницу, чтобы просто увидеть Дженсена, Падалеки давно понял, что нет никакого Тома. Вернее он, конечно же, где-то есть, вот только Дженсен к нему не вернулся, соврал. Заставил поверить и отступиться. Но зачем? Он должен был это выяснить!
-Семь утра! Боже! За что мне это? Кто чей поводырь? - Ныл Дженсен, пытаясь найти свои кроссовки. - Давай, Сэйди! Помоги мне, иначе мы никуда не пойдем! Собака склонила голову, слушая речь хозяина, а потом подошла к аккуратно стоящим в углу кроссовкам и, взяв их в зубы, уткнулась холодным носом в его руку.
-Спасибо! - Ворчал он, завязывая шнурки. - Маккензи опять поставила их в угол? Как будто я знаю, где он находится. - Стало смешно. За прошедший месяц он очень быстро запомнил дорогу до парка, в котором гулял с Сэйди, но упорно забывал, где искать обувь.
Шесть шагов от двери до лестничного пролета, двенадцать ступеней вниз , еще один пролет и четыре шага, потом семь ступенек покороче и семнадцать шагов до выхода на улицу. Поворот налево и триста восемьдесят пять шагов до ворот парка. Он шел по тихой улице, считая про себя каждый, сделанный шаг, изредка останавливаясь, отвлекаясь на шум города. Двести-сорок-один…
-Привет, Дженс-ен! - Эклз вздрогнул и остановился. Твою же мать!!!
-Джаред? Мимо проходил?
-Нет, ждал тебя! – Не обращая внимания на его тон, ответил Джей.
-Зачем? - Удивился Дженсен.
-Хотел узнать, почему на самом деле, ты решил со мной расстаться?
-Я же сказал…
-Ты соврал, а я хочу знать правду! Ты ведь в парк идешь? - Спросил он, видя, как собака натягивает короткий поводок. - Какая красавица! Как ее зовут? - Ответа не последовало. Эклз невольно сделал шаг и снова остановился. - Я не буду вам мешать, просто ответь на вопрос, и я уйду.
Ну, вот опять! Что сказать? Снова врать, но что? Он отвел взгляд в сторону, но тут же почувствовал, как большая теплая рука легла на левое плечо. Он медленно поднял голову и замер.
-Ты сейчас смотришь прямо мне в глаза! - Услышал он тихий голос, но почувствовав его горячее дыхание на своей щеке резко отшатнулся.
-Ты что смеешься? Я никуда не смотрю, понятно? - Он повысил голос.- Хочешь знать, почему я не хочу быть с тобой? Так вот, я не верил, что нужен тебе! Тем более, не поверю в это сейчас. Поэтому, прекращай уже этот цирк и перестань таскаться за мной!
-Я не… - Схватив Дженсена за запястье, Джей притянул его руку к своему лицу. Подрагивающие от напряжения пальцы коснулись мокрой от слез щеки. - Не смеюсь.

URL
2014-04-20 в 18:14 

DIN-A
Johnson's Baby-это просто смазка.
-Перестань, не надо. - Эклз закрыл глаза и опустил руку. Джаред его больше не держал. - Просто забудь меня!
Джей молчал долго. В какой-то момент Дженсену показалось, что он уже ушел, но Эклз не мог заставить себя пошевелиться, пока снова не услышал его голос.
-Знаешь? - Еле слышно начал Падалеки. - Если ты сомневался во мне до такой степени, что изначально не верил моим словам, не думаю, что ты мог при этом меня полюбить. Значит, ты врал мне абсолютно во всем. Я больше о себе не напомню, обещаю! Я только очень надеюсь, что ты никогда не узнаешь, как сильно ты во мне ошибся. Прощай, Дженсен!
Как он доплелся до парка, было не понятно. Наверное, довела Сэйди. Эклз чувствовал боль, усталость, ненависть к себе, опустошение, еще что-то, всего даже не определить, но не чувствовал только одного - взгляда, заставляющего оглянуться.
Джей шел, не разбирая дороги из-за застилающих глаза слез. Он, не оборачиваясь, уходил все дальше, оставляя за спиной свои мечты. В голове не было ни одной связной мысли. Сердце заходилось тупой ноющей болью. Каждый новый шаг давался с огромным трудом. Он чувствовал, что если не остановится и не найдет опору, то упадет.
Сколько времени прошло, сказать было сложно. Первое, что понял Джаред - был уже поздний вечер. Он огляделся по сторонам и увидел, что сидит на лавочке маленького сквера, расположенного неподалеку от дома друзей. Он закрыл глаза и сделал глубокий болезненный вдох. Успокаивало только одно – он каким-то непостижимым образом догадался, что в таком виде на глаза Софии лучше не показываться, чтобы не потревожить беременную подругу. С трудом поднявшись, он сделал несколько шагов, когда в кармане зазвонил телефон.
-Пада! Чтоб тебя… - Тихо прошипел Мюррей, скорее всего, чтобы не разбудить спящую девушку.
-Чад, я уже почти около дома! - Прервал Джей друга, судорожно соображая, что бы такое соврать, нажимая на кнопку отбоя. Взглянув на часы, он не поверил своим глазам, половина двенадцатого? Шестнадцать часов выпали из сознания, он при всем желании не мог понять как такое возможно. Конечно, иногда перед зачетами он засиживался в библиотеке, забывая о времени, но тогда хотя бы было понятно, что он делал. А сейчас, просто полный провал в памяти. От мыслей оторвал дверной звонок, от звука которого Падалеки вздрогнул. Он даже не заметил, как поднялся и нажал на него, это уже напрягало. Дверь открылась, явив перед ним взъерошенного и нервного Чада.
-Ну и где тебя носило?
-Я был в библиотеке! - Состроив саму невинность, смог соврать Джей, надеясь, что выглядит сейчас правдоподобно.
-Ботаник! Позвонить не мог? Я переживал, блядь!
-В следующий раз обязательно, мамочка! – улыбнулся Джей.
-Не скалься, я хотел поговорить. - Чад дождался, пока Падалеки стащит с себя куртку и кроссовки и, пройдя за ним на кухню, продолжил. - Даже не знаю, как начать, но София считает, что ты должен знать! - Джей отвернулся к раковине, открывая кран, чтобы скрыть беспокойство от нехорошего предчувствия, и не ошибся. - Ты знаешь, что Эклз уехал? - Джей застыл, не донеся до рта стакан с водой.
-Нет, я его давно не видел, когда? - Делая глоток, он краем глаза видел, с какой настороженностью на него смотрит друг.
-Почти сразу, как только вы расстались, но это еще не все! Говорят, что он чем-то серьезно болен и ему нужна операция! - Мюррей расценил волнение друга по своему, а Джаред нервничал, боясь, что Чад может узнать о его намерениях, но видимо высшие силы решили, что с него на сегодня все же хватит потрясений.
-Чем болен? - Он понимал, что должен задавать вопросы, чтобы не выдать себя.
-Не знаю, это тайна, мать ее, покрытая мраком! В последнее время он общался только с Крисом, но тот тоже толком ничего сказать не может!
-Ну, может ему самому пока ничего не известно? Надо будет спросить позже.
-Ну, я тебе сообщил, нахуя оно тебе, не знаю, но… - Он замолчал и провел ладонью по затылку, явно расслабляясь.
-Спасибо, Чад! - Джей опустил голову. - Теперь я вряд ли смогу его поддержать, но все равно, я действительно должен был знать.
-Как ты?
-Да, я в порядке, устал просто. Как София и малыш? - Падалеки знал, как перевести тему.
-О! Все в норме, токсикоз прошел, так, что она чувствует себя замечательно, только сильно утомляется и почти все время спит… - Мюррей еще долго рассказывал, а Джаред отвлеченно кивал, погружаясь в собственные мысли.
-Да ты сейчас просто вырубишься, иди спать, завтра она сама тебе все расскажет. - Чад хлопнул его по спине. - Я тоже пойду.
Только когда остался один, Джаред понял, насколько он вымотан. Сил хватило только на то, чтобы дойти до дивана и лечь. Он со стоном вытянулся на прохладных простынях и, закрыв глаза, сразу же провалился в беспокойный сон.
Эклз уснуть не смог. Он, не переставая думал о словах Джея. Ему было обидно выслушивать такое, но он сумел вынести и этот удар. Возможно это благодаря тому, что не мог увидеть болезненного румянца на побледневшем лице Джея, лихорадочного блеска в его глазах, и той боли, которую причинял каждым словом.
Два месяца прошли, как в тумане. Подготовка к тестам и зачетам отнимала практически все свободное время. Джей был даже рад этому, только так он мог отвлечься от постоянных мыслей о Дженсене. Наконец наступили каникулы. Перед тем, как уехать домой, Джаред еще раз зашел в клинику. Узнав, что никаких изменений в состоянии Эклза нет, он вернулся за вещами в квартиру друзей, попрощался с Чадом и Софией и направился в аэропорт. До посадки оставалось почти два часа, но мысль о том, чтобы еще раз увидеть Дженсена, Джей все же отмел, хоть и с большим трудом. Он не сразу понял, что объявили посадку на его рейс. Поднявшись, только когда услышал уже повторное объявление, он медленно зашагал по коридору, чувствуя себя безумно уставшим от постоянного напряжения. В самолете расслабиться и поспать, не получилось, в памяти все время всплывал их последний разговор. Отчаяние захлестнуло с новой силой. Так хотелось убедить Дженса в искренности своих чувств, но как это сделать, он не знал. Сейчас, отдаляясь от него все сильнее, и в прямом и переносном смысле, Джаред особенно остро чувствовал, что теряет его уже навсегда.
Первый раз в жизни домашняя обстановка не принесла никакого утешения. Все казалось чужим и серым, возможно, это потому, что он хотел скорее вернуться назад. В клинику. К Дженсену! - боялся признаться он даже самому себе. Радость от встречи с родными быстро прошла, как только он стал ловить на себе их сочувствующие взгляды. Стало еще хуже. Он чувствовал себя смертельно больным, но жалость была последним, чего он ждал по отношению к себе, хотя и понимал, что не имеет права винить за это свою семью. Мама пару раз пыталась вывести его на откровенный разговор, но ничего не добилась. Джаред пытался утешить ее, повторяя, что справиться со временем, и все будет как прежде, при этом четко понимая, что как прежде уже ничего не будет. Он спокойно общался на любую тему, рассказывая маме последние новости, которые не успел поведать Чад. Хотя, она и так была в курсе всего, часто беседуя по телефону с Софией, но все равно задавала множество вопросов. Джей с радостью отвечал на все, кроме тех, что касались его и Дженсена, моментально замыкаясь. И только по ночам, закрывшись в своей комнате, он давал выход своим эмоциям, рыдая, не сдерживаясь, как маленький ребенок, уткнувшись лицом в подушку.
Наступивший день рождения принес какое-то извращенное облегчение. Казалось, он ждал его целую вечность, но привычной радости не последовало. Отмечать совершенно не хотелось, но испортить праздник семье он не мог, поэтому старался улыбаться как можно искреннее. Получалось очень убедительно, и не важно, что при этом Джей радовался тому, что сможет, наконец, помочь Эклзу. Семье знать этого совсем не обязательно. Им он все расскажет потом, когда все уже закончится.
Последний месяц каникул Джаред провел, хватаясь за любую работу по дому, чтобы хоть как-то скоротать время. Он прекрасно понимал, имеющийся повод, чтобы уехать раньше времени, озвучивать вслух было нельзя, а другого придумать не мог. Оставалось надеяться, что за оставшиеся дни он не свихнется.
Завтра! Билось в висках одно единственное слово. Джаред уже пол - ночи сидел на неразобранной кровати, не сводя глаз с билета на самый ранний утренний рейс, словно боялся, что тот вдруг растворится в воздухе. Еще четыре дня и будет ровно год, как в его жизни появился Дженсен Эклз. Хорошую память он всегда считал своим плюсом, но сейчас был готов пару раз приложиться головой об стену, чтобы ее слегка отшибло. Она ведь так услужливо подбрасывала ему моменты, которые хотелось никогда не вспоминать. Десять месяцев назад он, сидя на этой же кровати, в который раз пытался дозвониться до Дженса, так же как и сейчас, отсчитывая каждую оставшуюся минуту до утра, с той лишь разницей, что тогда у него была надежда, а сейчас… Что было сейчас? Неизвестность и… непреодолимое желание помочь. До него вдруг дошло, почему он так отчаянно этого хочет. Ему безумно хотелось быть нужным Дженсену, и пусть он никогда об этом не узнает, уж об этом Джей позаботится, но он был готов на все ради этих глаз. Банально? Ну и пусть. Невообразимо зеленые - они сейчас смотрели, казалось, прямо в душу. Рука Дженсена легко и непринужденно прошлась по телу, оглаживая самые чувствительные места, и коснулась истекающей смазкой головки, обводя большим пальцем по кругу. Джаред зажмурился и выгнулся, подставляясь под ласку.

URL
2014-04-20 в 18:15 

DIN-A
Johnson's Baby-это просто смазка.
Пальцы исчезли и снова появились уже на шее, медленно прошлись от ключиц до плеча, спустились к сгибу локтя, вызывая нервное покалывание нежной кожи, коснулись запястья и переплелись с пальцами Джея. Обе руки уже привычно потянулись вниз и, обхватив оба члена, задвигались, безошибочно определяя идеальный для обоих ритм.
-Смотри на меня! Хочу видеть! Смотри! - Джей задрожал всем телом, реагируя на хрипловатый родной голос, и кончил, слишком громко простонав его имя.
-Дже-енс! - И распахнул глаза, просыпаясь от собственного крика.
Тело еще несколько минут потряхивало от слишком острого удовольствия. А пальцы, залитые спермой, продолжали скользить по все еще твердой плоти. Слишком реально. Нет, он все - таки свихнулся. Гребаный ты Падалеки извращенец! – Подумал он. Хотя, с другой стороны, целибат на руки не наложишь. Он нервно рассмеялся. Это была последняя здравая мысль, (правда что ли?) перед тем как он снова отключился. Утро встретило звенящей пустотой в голове. Он, наконец, выспался, первый раз за все лето. Даже не хотелось анализировать, что именно этому способствовало, предстоящее возращение в университет, или ночная разрядка. Кажется, он вчера до смерти задрочил всех тараканов в своей голове. Тем лучше!
Мама была шокирована резкой переменой в настроении сына, но предусмотрительно промолчала. Джаред с удовольствием принялся за завтрак, чем несказанно ее обрадовал.
-Мам? – отставив пустую чашку в сторону, позвал он.
-Что, милый?
-Помнишь наш домик на озере?
-Ну, конечно. А в чем дело?
-Там кто-нибудь живет?
-Кто? - Удивилась Шерон.
-Ну, не знаю, мало ли?
-Нет, он закрыт. А что?
-Хочу, тута съездить с Чадом и Софией.
-Да, кстати, Это же совсем недалеко от вас. - Воскликнула мама. - Как я раньше не додумалась до этого? Тем более это пойдет на пользу будущему ребенку.
-Я тоже об этом думал. - Согласился Джей.
-Дом в полном порядке, за ним присматривают соседи, так что, там все еще можно жить. И тебе точно не помешает развеяться.
-Да, точно. - Улыбнулся Джаред.
-Сейчас принесу ключи. - Спохватилась она. - Тебе ведь уже пора.
Джей тепло со всеми попрощался и сел в такси. Первый пункт плана он выполнил, старый семейный дом был идеальным временным укрытием. В университете он был на хорошем счету, так что, отсрочку на год, он надеялся получить без проблем, вот только дождется, пока София и Чад уедут к ее родителям в Бостон. Именно там она собиралась рожать, а он продолжать обучение. Все складывалось более чем удачно!
Стук в дверь отвлек от заполнения документов. Мужчина поднял глаза на вошедшего.
-Джаред?
-Вы думали, я не вернусь? – Улыбнулся Джей.
-Не знаю, что и сказать. Я так понимаю, ты не отступился от своей бредовой идеи? - Джей лишь отрицательно покачал головой. - Что ж! Полагаю, тебе уже исполнился двадцать один год? Тогда необходимо соблюсти пару формальностей и сдать необходимые анализы. Есть вопросы?
-Доктор! Я знаю, что имею право на неразглашение информации о себе, как о доноре.
-Даже так? Позволь узнать, почему?
-Если Дженсен узнает, он будет против!
-И будет совершенно прав! - Заметил врач.
-Вы не понимаете, для меня это очень важно! - Почти обреченно проговорил он каждое слово.
-Что и кому ты хочешь этим доказать? - Тон доктора стал более жестким.
-Если бы я пытался что-то доказать, я бы не просил вас сохранить это в тайне.
-Ну, да точно! Но все равно странно. Такой порыв. Даже родственникам такое в голову не приходит. Может, объяснишь? - Последний вопрос словно прорвал плотину. Джаред рассказал совершенно чужому человеку абсолютно все. Возможно, именно тот факт, что это кто-то посторонний, и позволил Джею наконец-то, выговориться, выкладывая то, что не рассказывал даже Чаду, он не знал, но с каждым словом, чувствовал, что ему становится легче. Доктор слушал, не перебивая, поражаясь отчаянной решимости парня.
-Вы поможете мне? - Наконец, спросил Джей.
-А у меня есть выбор? - И это после всего услышанного? Думал доктор.
-Есть! Принять мой!
Если раньше Джаред думал, что мучился от ожидания, то его ожидал очень неприятный сюрприз. Настоящие муки начались именно сейчас. Он уже было расслабился, придя в клинику, собираясь сдать анализы, и тут выяснилось, что одного только добровольного согласия на операцию не достаточно. Его случай не был беспрецедентным, но явно выходил за рамки принятых норм, именно по этой причине было необходимо составить заверенный юристом клиники договор. Оказалось, что вся процедура оформления на оказание донорской помощи займет как минимум два с половиной месяца, юридические проволочки - ему ли не знать. Плюс договор о неразглашении. В итоге, выходило, что анализы придется сдавать непосредственно перед самой операцией, и случится это, не раньше, чем в начале декабря.
-Привет, Джа! - Голос Софии был каким-то слишком вымученным. Джей сразу насторожился.
-Привет! Все в порядке?
- О, да! Я просто себя еще не очень хорошо чувствую, но это не важно. Джей, у нас сын родился!
-О, Господи! Поздравляю! – обрадовался Джаред.
-Спасибо, милый! Мне вкололи лекарство, так, что я уже почти сплю, поэтому позвоню позже, я только, хотела, чтоб ты знал, мы назвали его твоим именем! - И дальше гудки.
Джей потер лицо руками и улыбнулся. Уже вечером он знал все подробности. Малыш с полным именем Джаред - Артур Буш - Мюррей, родился четырнадцатого сентября, абсолютно здоровым, крупным ребенком, чем в полной мере осчастливил родителей, судя по нечленораздельным звукам молодого папаши. Падалеки еще несколько раз поздравил друзей и отключился. А через неделю позвонил сам, уже, более вменяемый, Чад.
-Пада, блядь! Ай, за что? - Орал перевозбужденным голосом Мюррей, судя по глухому звуку, получивший от Софии подушкой по голове.
-Что? - Не понял Джей, потирая сонные глаза.
-У меня для тебя три новости! Ужасная! Плохая! И Охуенная! С какой начать?!
-М? С охуенной? - предположил Падалеки.
-Хуй там! Начнем с плохой!
-А почему не с ужасной? - Усмехнулся Джаред.
-Потому, что все начинают или с чего-то ужасного или наоборот. Я буду оригинальным, так, что готовься. Тебе придется сюда приехать!
-Куда? Зачем? - Он толком не проснулся и мало что соображал.
-В Бостон, чувак! И это плохая новость, потому, что сейчас доставят билет, на восьми часовой рейс. Советую подорваться и начать сборы. Если опоздаешь на рейс, София обещает тебя прибить!
-Боюсь даже представить, какой будет ужасная. - Он взглянул на часы. Половина седьмого утра. Опять так рано? И это при разнице во времени всего в один час, причем у них на этот самый час, меньше!
-Нет уж, хуй! Теперь охуенная! - Готов? Я завтра женюсь! У нас свадьба, чувак! - Орал Мюррей. Джей рассмеялся.
-Поздравляю, рад за вас! Но …
-И никаких «но»! Ты шафер на моей свадьбе, и из этого следует ужасная новость.
-О Боже! - Застонал Падалеки.
-Догадался, да? Тебе придется надеть смокинг, чудило! Ты похерил этот шанс на нашем выпускном в школе, но сейчас отмазаться не получится!
-Его не сошьют так быстро, а моего размера опять не будет! - Продолжал смеяться Джаред. - Так, что...

URL
2014-04-20 в 18:16 

DIN-A
Johnson's Baby-это просто смазка.
-Так что, мы с Софией сняли с тебя мерки пока ты спал, еще перед отъездом, и сейчас он висит в шкафу рядом с моим! - Гадко хихикал в трубку Чад. Джей только тяжело вздохнул, но все равно улыбнулся, представляя себе ехидное выражение его лица. - Так, я кладу трубку, а ты собирайся!
-Ладно! Пока, чувак, увидимся! - Джей отключил телефон, но осмыслить сложившуюся ситуацию не успел. В дверь позвонили. На пороге стоял улыбающийся парень в униформе курьерской службы и протягивал ему конверт.
Чад мерил шагами небольшое помещение церкви, отведенное под комнату жениха, Джаред сидел на стуле у окна, и молча наблюдал за другом.
-Ну, что опять? - Не выдержал он.
-Пада! А вдруг она скажет - нет?
-Что-о? - Джаред уставился на Чада и вдруг понял. - Не шпиль мне мозги! Последнее о чем ты переживаешь – так это, что София может отказаться, да что за бред? Что на самом деле тебя беспокоит? - Мюррей замялся, но быстро взяв себя в руки и решив, что ходить вокруг да около бессмысленно, коротко ответил:
-Ты!
-А что со мной не так? ... Ну, кроме того, что сегодня я просто неотразим! - Заржал Падалеки, пытаясь скрыть нарастающую тревогу.
-Сколько лет мы знакомы? Четырнадцать? - Чад прищурился и глубоко вздохнул. - Я знаю тебя, Пада, очень хорошо знаю! Почти год прошел, а ты все еще не успокоился. Зачем ты мучаешь самого себя? - Джей открыл рот, но Мюррей резко выставил вперед раскрытую ладонь. - Зачем ты притворяешься, делаешь вид, что все в прошлом? Неужели ты наивно полагаешь, что сможешь меня наебать?
-Ты о чем? - Неподдельно удивился Джей. - Все, действительно, в прошлом! Или ты думаешь, что мы с Дженсеном для разнообразия решили встречаться тайно? - Он снова засмеялся.
-Не коси на идиота, у тебя не получается! - Почти рычал Мюррей. - Я же чувствую, что тебя все равно что-то до сих пор тревожит. Бля, Джара! Я не знаю, как тебе помочь и меня это бесит!
Джей слушал молча, не двигаясь, но непринужденная поза, в которой он сидел, неуловимо изменилась. С каждым новым словом Чада он просто вжимался в стул, не зная, что ответить и куда себя деть. Мюррей сделал паузу и уставился на него в ожидании.
-Что ты хочешь услышать, Чад? - Севшим голосом почти прошептал Джаред. – Да! Ты прав! Мне все еще хреново, и я мало верю, что это когда-нибудь пройдет. Я устал, но не притворяюсь, просто мне слишком больно говорить об этом вслух, понимаешь? Я был настолько счастлив, что совершенно не думал о том, что все может измениться, и когда это случилось, то оказался абсолютно к этому не готов, хотя я сомневаюсь, что к подобному можно подготовиться. Все ведь было хорошо, а потом он сказал… - Джей осекся.
-Что он тебе сказал? - Тихо спросил Мюррей.
-Теперь это уже не важно. - Слишком поспешно и, наверное, громче, чем следовало, ответил Джаред, чем вызвал еще больше подозрений со стороны друга. - Дженсен мне ничем не обязан, и если он решил, что я ему не нужен, то это его право!
-Тогда перестань вспоминать о нем! - Чад понимал, насколько, глупо звучат его слова, но все равно не смог промолчать.
-Если я скажу, что перестану, ты вспомнишь о том, что у тебя свадьба? - Попытался отшутиться Падалеки, но встретив укоризненный взгляд Мюррея, обреченно продолжил. - Я не вспоминаю, вспоминают то, что забыто, и в этом заключается самая большая проблема. У меня не получается.
-Почему? Люди постоянно с кем-то расстаются, да, переживают, понятно. Но, Господи! Почти год мучить себя, это уже слишком.
-Потому, что я не хочу!
-Ну, примерно чего-то подобного мы и ожидали! Ладно, сейчас я от тебя отстану, но разговор не окончен! - Пригрозил Чад, направляясь к выходу. Джаред вздохнул с облегчением и пошел следом.
Церемония и торжественная часть свадьбы прошли как в тумане. Джаред улыбался, с кем-то разговаривал, знакомился с родителями Софии, даже танцевал с какой-то девушкой, но его мысли были далеко отсюда. Собственно говоря, так проходили все дни, отделенные невидимой чертой от привычного мира, емким определением - после Дженсена. Думать о том, что будет дальше, не хотелось совершенно, наверное, именно поэтому он и зациклился на своих воспоминаниях, не желая их отпускать. Он и сам понимал, что это уже ненормально, постоянно мучиться из-за того, что Дженсена теперь уже никогда не будет рядом, но по-настоящему страшно становилось, стоило только представить, что он увидит с ним кого-то другого, а в том, что это произойдет, с его-то везением, он не сомневался. В такие моменты Джей ловил себя на мысли, что не прочь был бы ослепнуть сам. Идиотизм, но как же больно.
Он лежал на широкой гостевой кровати, вымотанный перекрестными допросами Чада и Софии, иначе не назовешь их совместные попытки достучаться до его здравого смысла, а где-то глубоко внутри зарождался очередной иррациональный страх, а что будет, если не получится помочь Эклзу? Хотя, с другой стороны, что будет, если получится? Что делать потом? По отношению к нему Джей больше ни на что не рассчитывал, благодаря своему невзъебенному упрямству, он умудрился дважды получить доказательство своей ненужности Дженсену. Безответная любовь, чтоб ее! Столько вопросов и ни одного ответа. Классика! Сегодня он лишний раз убедился, что не сможет ничего объяснить Чаду и Софии, и не упрекал их в непонимании, но в сочувствии по-прежнему не нуждался. Если ему не поверил человек, перед которым он на изнанку вывернул душу, то требовать этого от друзей, пусть даже самых близких, было бессмысленно. И кто им сказал, что оскорбительные отзывы в адрес того, кто является виновником его страданий, способствуют избавлению от таковых? Полный бред. Это раздражало, так как сам он все время пытался найти оправдание поведению Эклза. Как могло показаться на первый взгляд, Дженсен поступил не лучшим образом, пытаясь скрыть истинную причину расставания, но он был изначально честен, самим разрывом отношений доказывая, что не видит смысла в их продолжении. Наверное, если бы Джей не был таким упертым, и не пошел выяснять, почему на самом деле Эклз решил уйти, сейчас было бы уже намного проще, как там говориться, главное - видеть любимого человека счастливым, даже пусть и не рядом, вот настоящее счастье и бла-бла-бла в том же роде? Но ведь Падалеки наивно полагал, что причина в болезни, и был уверен, что сможет убедить Дженсена дать второй шанс им обоим, мотивируя тем, что рано или поздно зрение вернется. Глупая надежда разбилась о жестокую реальность. Как выяснилось, он был далек от истины, и вся проблема заключалась даже не в том, что ему не верили. Ему и не собирались верить. Что ж, причинно-следственная связь установлена, осталось научиться с этим жить. Как? Вопрос на миллион.
Фраза о том, что времени слишком мало, когда опаздываешь и слишком много, когда ждешь, заслужила почетное место жизненного статуса Падалеки. Отсчитывая дни, он разве что зарубки на дверном косяке не делал. Вернувшись в университет, Джей довольно быстро решил проблему с обучением, остановив выбор на предложенном деканом заочном обучении, вместо планируемого ранее академического отпуска. Забрал свои вещи из квартиры друзей и поехал в дом, в котором ему предстояло провести следующие несколько месяцев после операции. С несвойственной ему, особой тщательностью, он изучил его обстановку и прилегающую территорию, сдружился с соседями, и выяснил, что некоторые его даже помнят. Одним из таких людей оказался Джим Бивер, мужчина неопределенного возраста, из-за бороды, наверное, и в неизменной, видавшей виды кепке, которого все почему-то назвали Бобби. Именно он и следил за их домом все последние годы. Он жил уединенно, был замкнут, но именно к Джею стал относиться очень дружелюбно, чем немало удивил соседей. Показывал окрестности и много шутил, а вечерами, сидя с Джаредом на веранде, пил пиво и рассказывал, как ходил на охоту с его отцом и старшим братом, Джею тогда было лет десять от силы, поэтому с собой его не брали. Как однажды, во время очередных каникул он, прячась за деревьями, пошел за ними и свалился в овраг. Тогда он сломал ногу, а потом несколько раз прыгал в озеро, по-детски искренне удивляясь, почему нельзя этого делать с бинтами, и в итоге место четырех недель проходил в гипсе почти все лето, умудрившись снова вывихнуть вправленный сустав.
-Болезненная процедура. - Задумчиво рассуждал Бобби. - Но даже это не смогло тебя остановить, так что еще несколько раз тебя ловили в шаге от воды и за шкирку тащили в дом, угрожая привязать к стулу. Лично я – дважды! Своих детей нам с женой Бог не дал, поэтому она всегда радовалась вашему приезду и все время тебя защищала и баловала, ты был ее любимчиком - балбес, какого надо еще поискать, наверное, именно о таком сыне она мечтала. Она была бы просто счастлива, увидеть тебя сейчас, жаль, не дожила до этого дня. Мне кажется, ты совсем не изменился.
Джей молчал, только иногда посмеиваясь над собственной глупостью, он помнил себя в гипсе, но не в таких подробностях, а Бобби, казалось, был доволен тем, что его просто слушают. Так, неторопливо проходили дни, новая обстановка отвлекала, но по ночам уснуть сразу все равно не получалось. О чем бы не начинал думать, он всегда возвращался к одному и тому же - к мыслям о Дженсене, именно поэтому, уже всерьез опасаясь за собственный рассудок, он с удвоенной силой взялся за учебники - занять мысли чем угодно, лишь бы забыться. В дистанционном обучении, да еще в купе с электронной почтой все же имелось множество плюсов, так, через три недели он сдал почти все зачеты. Отправив последний, он запрокинул голову на спинку кресла и, закрыв глаза, так расслабился, что испугался мелодии собственного телефона. Разговаривать сейчас не хотелось в принципе, но взглянув на цифры входящего номера, Джей резко передумал. Звонили из клиники. Он слушал доктора затаив дыхание, только изредка давая утвердительные ответы, и даже положив трубку, все еще не верил в реальность происходящего. Документы были готовы, как ни странно, на пару недель раньше срока, дело осталось за малым. Операция была назначена на двадцать восьмое ноября – такой вот своеобразный подарок судьбы. Именно в этот день будет ровно год как он… один. Интересно, Дженс об этом помнит?

URL
2014-04-20 в 18:16 

DIN-A
Johnson's Baby-это просто смазка.
Анализы были в полном порядке, да и решимость парня никуда не делась. Доктор отложил бумаги в сторону и позвонил своему пациенту.
Дженсен слушал сбивчивую речь матери, большую часть которой составляли благодарности и всхлипы, голос дрожал, понять общий смысл разговора было не возможно. Он закрыл глаза, решив дождаться его окончания. Отключив телефон, мама обратилась к нему:
-Дженсен! - Она взяла его за руку, присаживаясь рядом. - Тебе нашли донора, через три дня операция!
-Через три? - Не веря, переспросил он, погружаясь в свои мысли. Что ж! Неплохая перспектива - провести этот день, ничего не чувствуя.
В последнее время стало совсем тяжело. К нему приходили Крис со Стивом, которые рассказали, что Джей перестал посещать занятия и, не сказав ни слова, просто пропал, а его номер больше не обслуживается, Крис проверял неоднократно. Эклз не знал, что и думать, пока парни не узнали от преподавателей о том, что он уехал в другой город и теперь учиться заочно. Ясно было одно, виноват в этом был именно Дженсен. Ну, да! Падалеки сдержал слово, и теперь, даже единственное напоминание, подписанное его именем в записной книжке телефона, стало всего лишь бессмысленным набором цифр.
-Эй! Ты меня слышишь? - Взволнованный голос матери заставил Дженсена дернуться.- Ты что, не рад?
-Прости мам, я задумался. - Он виновато улыбнулся. - Рад, конечно! Просто не ожидал... уже.
-Ну, хватит! Теперь все точно будет хорошо! - Она поцеловала его в висок и улыбнулась.
В дверь позвонили.
-Наверное, Маккензи вернулась! - С этими словами женщина подошла к двери и, распахнув ее застыла. - Том?
-Том? - Повторил вопрос матери изумленный Дженсен.
-Простите, что не позвонил, хотел сделать сюрприз! - Совершенно невиноватым тоном почти пропел Уэллинг. Это Вам, Донна!
-Спасибо! Чудный букет! - Добавила она, глядя на приподнятую бровь сына. - Проходи.
Дженсен даже в повисшей тишине не слышал шагов, а через минуту почувствовав пальцы на своей ладони, уловил тихое:
-Привет!
-Привет, Том! Какими судьбами? - Небрежно поинтересовался он. - Ошибся дверью?
-Почему ошибся? Я узнал, что произошло, и приехал навестить тебя.
- И как же? – недоверчиво спросил он.
-Мне сказал Джош, - Сука! Брат называется, подумал Дженсен... - Когда я приехал домой. Но, по моему, мне тут не рады.
-Глупости! - Вмешалась Донна. - Не обращай внимания. А ты, будь подружелюбней, обратилась она к сыну. – Улыбнись, тем более есть повод. - И на вопросительный взгляд Тома поделилась хорошей новостью.
-Круто!!! - Уэллинг крепче ухватил Эклза за руку, которую тот все это время пытался высвободить.
Только спустя час подобия на светскую беседу Дженсену удалось уйти в свою комнату, сославшись на подступивший приступ головной боли, хотя точнее было бы сказать тошноты. В последние месяцы эта отмазка стала для него универсальным спасением. Ему было неуютно в обществе Тома, он чувствовал на себе его липкий взгляд, но до конца не понимал, что раздражает больше, сам его визит или постоянные намеки на возобновление отношений. Уэллинг вел себя так, словно и не было того скандала, оскорблений и его последующего бегства. Эклз был уверен, что после того, как сломал Тому нос, тот больше даже близко не подойдет, но видимо, ошибся. Или голова действительно разболелась, или он просто зверски утомился, но он понял, что успел задремать, когда его лица неожиданно коснулась чужая рука. Дженсен подскочил как ужаленный, сразу догадываясь, кто бы это мог быть:
-Какого хрена Уэллинг?- заорал он, готовый убить урода.
-Тише, Дженни! Что ты так паникуешь? - Голос сочился ядом.
-Что именно во фразе: "не называть меня этим идиотским прозвищем!" Ты успел забыть за эти годы?
-Ну, не сердись, я же любя!
-Любя? Ты что, шутишь?
-Нет, я совершенно серьезен!
-Меня радует только то, что я тебя сейчас не вижу! - Злорадно процедил Эклз.
-А зря, сейчас я бы тебе понравился еще больше! - Елейным голоском протянул Том, но увидев, с какой злостью стиснул зубы Эклз, уже совершенно другим тоном продолжил. - Ладно, прости! Мне не следовало распускать руки, я просто не удержался, обещаю, что подобное не повторится! Дженсен, ну, правда, давай забудем все обиды, мы ведь с детства были вместе. Я скучал, очень!
-Чего ты хочешь?
-Я хочу помириться!
-Ладно, спрошу иначе. Чего тебе от меня нужно?
-Да с чего ты взял, что мне что-то нужно? - Повысил он голос.
-Тогда зачем ты пришел?- В тон ему отозвался Дженсен.
-Эклз! Мы ходим по кругу, но я повторю, я пришел, чтобы тебя навестить. Ты мне не безразличен, понимаешь?
-С каких это пор?
-С тех самых! Когда мы расстались, я был просто в бешенстве, но как только злость прошла, я понял, чего на самом деле лишился, сбежав от проблем. И я очень хочу, чтобы было не слишком поздно вернуть все назад.
-Поздно!!! – отрезал Дженсен.
-Постой! Не отказывай сразу, не лишай меня возможности просто остаться рядом. Мы ведь были друзьями. Я признаю, что был не прав, но мне еще ни разу не было так страшно, как тогда! Я понимаю, отказаться от бывшего друга проще, чем попытаться восстановить дружбу, не торопись, дай нам обоим немного времени, и я смогу доказать, что изменился в лучшую сторону.
-Что-то не верится!
-Вот и проверь! Иначе мне придется отказать твоей маме в просьбе. - Он замолчал, выдерживая паузу. Вот в такие моменты Эклз сильно жалел, что не может видеть.
-Ты о чем?- Насторожился он.
-Донна хочет съездить домой, посмотреть как там твой отец, поэтому предложила мне погостить у вас. Кто-то ведь должен будет помогать Маккензи за время ее отсутствия!
-Что прямо сейчас?- Поразился Эклз, пропуская мимо ушей явный намек на свою беспомощность.
-Нет, конечно! После того, как станут известны результаты операции, неужели ты всерьез думаешь, что она могла бы оставить тебя в такой момент?- В голосе Тома было столько неподдельного беспокойства, что Дженсен начал сомневаться, а не напрасно ли он до сих пор злится на него?
-Ладно! Но если ты еще раз хоть пальцем меня тронешь, я снова тебе что-нибудь сломаю, клянусь!
-А ты все такая же недотрога, да? - Дженсен чувствовал, что краснеет. - ...О, не может быть! Ты хочешь сказать, что еще никому не удалось заполучить твою девственную задницу? Или все же…
-Не твое дело, Уэллинг! - Тон Эклза не предвещал ничего хорошего. Том расценил его слова по-своему.
-Все прости! Нет, ну правда что ли? Не могу поверить, а я все это время был уверен, что ты только со мной зажимаешься!
-Хватит!
-Я понял, это не мое дело, просто тебе меня трахать было можно, а мне тебя нет! Не мое, ты прав!
-Ты решил повторить на бис пламенную речь почти семилетней давности? - Он понимал, теперь понимал, что слова Тома были не лишены здравого смысла. Тогда одна мысль о том, чтобы улечься под Уэллинга, выводила его из себя. С Джеем все было с точностью до-наоборот. Вспомнив о Джареде Дженсен начал успокаиваться, поэтому решил не усложнять ситуацию. - Прости! Я, правда, не осознавал, насколько сильно задевал тебя своим поведением. Мы были слишком разными, чтобы понять друг друга.

URL
2014-04-20 в 18:17 

DIN-A
Johnson's Baby-это просто смазка.
-Нет, Дженсен! Мы были, скорее, слишком одинаковыми, ни один из нас не привык идти на компромисс, а я ради тебя сделал этот шаг и ждал ответного понимания, но его не последовало, именно поэтому я злился, ведь был уверен, что дело только во мне, потому что тебе плевать на меня. Мог бы прямо сказать, было бы не так обидно! Я прошу только о дружбе, черт, я ведь даже своим бывшим парнем не могу тебя назвать. По сути, мы даже парой не были.
-Я не хотел обидеть тебя! - тихо заговорил Эклз после паузы. – Прости!
-Я знаю. Давай забудем все это, а? Хотя бы попробуем!
-Ладно. - Сдался Дженсен.
-Чудно, пошли ужинать?

Этой ночью уснуть опять не получилось. Дженсен сидел на кровати, пытаясь понять, зачем вернулся Том, и не мог.
Уэллинг был на год старше Дженсена, окончив университет еще в прошлом году, он должен был вернуться домой, где его уже несколько лет дожидалось место заместителя начальника юридического отдела в строительной фирме отца. Эта была вторая причина, почему Эклз решил уехать из города, возможно, даже более веская, чем непонимание собственной семьи. Дженсен сам не понял, как дружба с соседским мальчишкой переросла в отношения, не романтические, нет. Он не соврал Джею, когда сказал, что это чувство не было любовью. Скорее привычка находиться рядом, пока не случилось то, из-за чего они стали друг другу совершенно чужими людьми.
Все началось на летних каникулах, занять себя было нечем, поэтому почти каждый день они проводили, отрываясь на очередной вечеринке, устроенной кем-либо в честь окончания учебного года. Дженсену очень быстро надоело смотреть на коллективный долбоебизм, не умеющих пить подростков, поэтому он каждый раз находил все новые отговорки, чтобы не тащиться на очередную тусовку вместе с Уэллингом. В тот вечер он тоже отмазался ужасной занятостью и остался дома. Его родители еще утром уехали к друзьям, и он на целые сутки остался один. Устроившись перед телевизором с запасом колы и чипсов, он уже начал смотреть поздний повтор бейсбольного матча, когда заявился почти трезвый и, почему-то, чертовски злой Том. Дженсен очень хорошо помнил, как он сначала орал, что друзья так не поступают, потом извинялся, а в итоге заявил, что влюблен и грубо прижав к себе, впился в его рот жадным поцелуем. Уступать Эклз не умел, поэтому, совершенно отдавая себе отчета в том, что творит, ответил с еще большим напором, моментально перехватывая инициативу. На правах лучшего друга Том был в курсе его предпочтений, а вот ориентация Уэллинга стала для Дженсена неожиданной новостью, поэтому в ту ночь они ограничились только совместной дрочкой. Зато к концу лета Эклз умудрился трахнуть его на всех подходящих и не очень поверхностях, но стоило Тому только заикнуться, что он сам его хочет, Эклз зверел. Почему? Да хуй его знает! Принципиально! Через пару месяцев Уэллинг оставил эту затею, но в отместку начал называть его «Дженни», чем бесил еще больше. На публике и в перерывах между сексом они умудрялись оставаться только друзьями, стараясь ничем себя не выдать. Эклзу было все равно, а вот Том панически боялся выставлять напоказ свои отношения. Так прошел почти год. Учитывая, что Том был в выпускном классе, они решили, что Дженсен доучившись в школе, подаст документы в тот же ВУЗ, в который поступит Уэллинг. И все было действительно почти идеально, пока в очередной раз после уроков, размашисто вдалбливаясь в громко стонущего Уэллинга прямо на диване в гостиной, Дженсен не проебал момент, когда в дом вошел отец. Решивший во время обеденного перерыва заехать домой за важными документами, Алан Эклз догадывался, или точнее, даже надеялся, что застанет подобную картину. Дженсен помнил, как за несколько дней до этого посмел «оскорбить» его, признавшись в своем гействе, поэтому отец, не раздумывая, решил отправить его в какую-нибудь закрытую школу. Но за него вступилась ничего не знающая мать, чем нанесла еще больший урон самолюбию мужа. Алану было необходимо найти способ влияния на Дженсена, и тогда этот «повод» стоял прямо перед ним. Резко поднявшись, Том севшим голосом заявил, что Дженсен его заставил сделать это, но если мистер Эклз не расскажет его родителям, то Уэллинг тоже будет молчать. Дженсен все это время не сводивший глаз с отца повернулся, уставившись на Уэллинга, все еще не веря своим ушам. Том, старательно отводя взгляд, быстро оделся и выбежал из его дома. Дженсен остался стоять, как вкопанный. Отец, глядя на растерянного мальчишку, рассмеялся и ушел в свой кабинет. Позже у них состоялся неприятный разговор, в котором Алан четко дал понять сыну, что пока он несовершеннолетний и живет за его счет, он не потерпит подобного поведения. И если нерадивый сынок его ослушается, то он обо всем расскажет матери. Несколько дней Дженсен, потрясенный трусливой выходкой Уэллинга, не находил себе места. В итоге, к концу недели он так вымотался от постоянных переживаний, что, не раздумывая и не дожидаясь исполнения угроз отца, признался маме сам, прямо за ужином. Поддержки и теплых слов он и не ждал, поэтому извинившись, отправился в свою комнату, из которой не выходил еще двое суток. Он не искал возможности поговорить с бывшим другом, даже старался избегать, но тот сам его нашел. Дождавшись перемены, Дженсен склонился над неудобной раковиной, умываясь ледяной водой, чтобы хоть немного привести себя в чувство после нескольких бессонных ночей, из-за шума воды ему было не слышно, как щелкнул замок на двери туалета. Том тихо подкрался со спины и, толкнув его вперед, удерживая за шею, прижался всем телом и прошипел прямо в ухо, что теперь точно вытрахает всю принципиальность из его сладкой задницы, а Дженсен еще сам будет умолять, чтобы его называли крошкой Дженни. Эклз резко извернулся, рассекая краном собственную бровь и выпрямляясь, со всей дури ударил его кулаком в нос. За это его на три дня отстранили от занятий, а когда он вернулся в школу, Уэллинг уже уехал. И вот сегодня вечером, спустя шесть лет, они вместе сидели за столом, и Том смеялся над очередной шуткой Маккензи. Зачем?

Два дня спустя, Джаред попрощался с Бобби, оставил ему свой новый номер телефона и уехал. В город он добрался только поздней ночью и отправился в пустующую квартиру, ключ от которой Чад забирать отказался. Ложиться спать не имело смысла, было понятно, что уснуть не удастся, он оставил рюкзак с вещами прямо у порога и, пройдя в гостиную, включил автоответчик. Как он и ожидал, все сообщения были оставлены Чадом. Первые были вполне безобидными просьбами перезвонить, как только он соизволит вернуться, но в каждом последующем слышались все новые угрозы. Закончилось все тем, что ему клятвенно пообещали при встрече завязать узлом ноги, чтобы сидел на месте. Джаред невесело рассмеялся и присев на диван, отправил Мюррею смс, в надежде, что прочитают его только утром. Телефон зазвонил практически сразу.(они там что, вообще не спят?) Чад предсказуемо был в бешенстве. Но все кровавые фантазии были остановлены простым заявлением:
-Я был в общежитии, телефон потерял, все в порядке, позвоню потом! - На одном дыхании, слово - в слово, повторив сообщение.
-Что-о? - Еще успел услышать Падалеки, нажимая отбой. Нервно покусывая ногти, он задумался на пару секунд, а потом быстро встал и вышел.
Просто прогуливаясь, не разбирая дороги, Джей не сразу понял, что дошел до университета. Он разглядывал ночные здания, словно видел их первый раз в жизни. Или в последний? Сейчас это было уже не важно. Пустота, поселившаяся в душе блокировала все эмоции. Какая разница, что будет дальше? Все равно не будет так, как нужно. К тому времени, как он добрался до любимого кафе, оно уже открылось. Он прошелся вдоль столиков, к тому месту, где сидел с Дженсеном и, зажмурившись, чтобы не разрыдаться как глупая девчонка, развернулся к выходу.
До операции осталось меньше часа, уже подписав документы, (ну, наконец-то!) на выходе из кабинета доктора, Джей чудом избежал прямого столкновения с Дженсеном, только слегка зацепив его плечом. Черт! Наверное, именно так ощущается инфаркт, промелькнуло в голове. Дженсен несколько раз растерянно моргнул, но промолчал.
-Осторожней, приятель! - На несколько секунд неосознанно задержав взгляд на любимом лице, Падалеки не сразу увидел, что обратившийся к нему парень, держит Эклза за руку.
Заговорить он не мог, даже если бы очень захотел, чтобы не выдать себя, поэтому состроив щенячий взгляд, просто посторонился, и охренел, когда парень ему подмигнул.
-Том, подождите нас! - Закричала девочка-подросток лет шестнадцати, когда на пороге кабинета они поменялись местами. Джаред часто видел ее рядом с Дженсеном и знал, что это его сестра. Следом за ней шла миссис Эклз.
-Быстрей, Мак! - Ответил Дженсен, и Джей почувствовал, что не может дышать. Значит парень, которого она звала, и был тем самым Томом, бывшим парнем? Он чуть не сорвался. Ситуацию чисто случайно спасла уже знакомая Джареду медсестра:
-Привет! - Возможности ее улыбки в прошлый раз он явно недооценил, похоже, она была безразмерной. - Я же говорила, что мы еще встретимся! Пойдем, я провожу тебя в палату! - Он смог только криво улыбнуться, не в состоянии выдавить из себя хоть слово, но охотно зашагал прочь.
Присев на край кровати, Джаред попытался отвлечься, разглядывая обстановку. Стандартная одноместная палата, на стуле больничная одежда, рядом тумбочка и большое окно с видом на двор, покрытый опавшей листвой. Бля-я! Все - таки Том! - Он обреченно выдохнул. Вскоре Женевьев вернулась, пришлось просить ее подождать за дверью, пока он будет переодеваться. Джей уже стоял в коридоре, когда подошедший врач попросил его вернуться обратно:
-Джаред! Удели мне пару минут.
-Конечно, что-то случилось? – Обеспокоенно спросил Джей.
-Ты же понимаешь, что можешь отказаться от этого в любой момент? Даже прямо сейчас.
-Да, но... не понимаю, зачем вы спрашиваете.
-Мне показалось, у тебя есть повод изменить свое решение.
-Вы о том, что было у вас в кабинете? - Улыбнулся Падалеки. - Это не важно! Мы ведь расстались.

URL
2014-04-20 в 18:17 

DIN-A
Johnson's Baby-это просто смазка.
-Как давно? – Не удержался от вопроса доктор.
-Вы будете смеяться, но это было ровно год назад. – Падалеки постарался говорить как можно веселее, но понимал, что со стороны выглядит просто жалко.
-Не буду. - Он задумался. – Тогда, может, стоит перенести операцию на другой день?
-Зачем? – Удивился Падалеки. – Или вы думаете, что на сегодня у меня была запланирована грандиозная вечеринка? Да не смотрите на меня так! – Рассмеялся он. – Все действительно в порядке. А если честно, ждать я уже не могу, понимаете? Кстати, как долго я буду спать под наркозом?
-Вообще-то анестезия будет местной, плюс седативный препарат, этого более чем достаточно, ведь операция продлится не более часа. – Пояснил доктор.
-Я что, буду в сознании?
-Конечно.
-Но я не хочу.
-Не переживай, боль от разреза ты не почувствуешь.
-Зато буду чувствовать всю остальную! - Не выдержал Джей.
-О! – Только и смог выдохнуть доктор, глядя на расстроенного парня.
От стука в дверь вздрогнули оба. Услужливая медсестра напомнила офтальмохирургу, что второй пациент подготовлен и ждет в операционной.
-Спасибо, Женевьев! Мы уже идем.
В сопровождении доктора Джей зашел в большое и светлое помещение операционной, в центре которой стояла высокая кушетка, чем-то отдаленно напоминающая кресло дантиста. Не отрываясь от своего планшета, попутно делая очередную пометку, доктор указал на нее пальцем:
-Устраивайся удобней, сейчас Женевьев принесет тебе все необходимое. Если возникнут вопросы, она все объяснит, а я пока займусь твоим… другом. Джаред молча сел и кивнул. Через несколько минут вошла медсестра, держа перед собой стальной поднос с большой кружкой одуряюще-вкусно пахнущего горячего чая и двумя прозрачными пластиковыми стаканчиками, с водой и лекарством. Всучив ему кружку, она начала без-умолку болтать всякую ерунду, в которую, честно говоря, Джей совершенно не вслушивался, и отвлеклась только один раз, когда зазвонил ее телефон. Сначала удивленно приподняв брови, а затем, коротко ответив: «да доктор, поняла!», она вернулась к прерванному монологу, казалось, совершенно не обращая внимания на то, что ей даже не отвечают. Падалеки допил чай и поинтересовался:
-Прости, что перебиваю, мне еще не пора пить таблетки? – Он бы не удивился, если бы Женевьев забыла о них.
-Нет, таблетки пить уже не надо, звонил доктор, ну ты слышал! Он сказал, что будет оперировать тебя под общим наркозом. Странно конечно, но ему виднее! - Джей только улыбнулся.
Дав указание медсестре, врач убрал телефон в карман, вызвал анестезиолога с бригадой ассистентов и вернулся в первую операционную:
-Ладно, Дженсен! Будет тебе полная отключка. Ты готов? – Доктор улыбнулся и задумался. Похоже, Джаред здесь не единственный, кто очень хочет, чтобы этот день быстрей закончился. Неужели, у обоих одна причина?
-Готов. – Коротко ответил Эклз.
Первым, что почувствовал Падалеки, выныривая из тяжелого, мутного сна, было неприятное ощущение болезненного давления на глаза и невозможность пошевелить руками. Сразу догадавшись, что привязан к кровати, секундой позже он понял, почему. Нестерпимо хотелось почесать неподвижные веки, спрятанные под стягивающей и остро-пахнущей каким-то лекарством, влажной повязкой. Он поерзал и попытался расслабиться, но раздражающий зуд только усилился, а ограниченность движений вызывала нервное покалывание на кончиках пальцев. Он прислушался, но в звенящей тишине ничего не уловил. По крайней мере, рядом не пищали никакие приборы, уже чудно. Наверное, он снова отключился, потому и не слышал, как в палату кто-то вошел, но пришел в себя, только почувствовав прохладные пальцы на запястье.
-Проснулся? – Поинтересовались женским голосом.
-Женевьев, да? - Уточнил Джей.
-Она самая. Лежи спокойно, а то у тебя пульс скачет.
-Как там Дженсен? Долго я спал?
-Второй парень? У него все в полном порядке, доктор его еще ночью осмотрел.
-Ночью? – Ах да, Дженсу общий наркоз был не нужен. – Уже утро?
-Да, девять часов. Доктор придет через пару минут. – Джаред смешно поморщил носом. – Чешется, да? – Правильно расценила его реакцию медсестра. – Ничего, после осмотра сменим повязку, и станет намного легче, потом можно будет тебя отвязывать.
-Доброе утро! - Голос доктора звучал бодро, скорее всего, он даже улыбался.
-Доброе! – Ответили оба.
-Ну, как тут обстоят дела? – И Джей ощутил, как ловкие руки разматывают бинты.
Мешающая ткань исчезла, и он почувствовал явное облегчение. Слегка напрягала темнота перед распахнутыми глазами, но об этом он старался не думать. Лицо протерли, глаза чем-то закапали и снова забинтовали.
-Ну, что ж, в целом все очень даже не плохо! Легкое раздражение, вызванное хирургическим вмешательством, пройдет через пару дней. Но, постарайся не открывать глаза, лишняя нагрузка сейчас ни к чему, повязку не трогай, снимем ее только, когда спадет покраснение. Вставать и ходить самостоятельно даже не думай, зови медсестер. Так! Что еще? Во сне ты можешь неосознанно повредить себе лишними движениями, поэтому на ночь придется тебя пристегивать. И не кивай, я и так знаю, что ты меня слушаешь очень внимательно. Сейчас позавтракаешь, и если почувствуешь тошноту или головокружение, примешь лекарство. Теперь, медленно поднимайся, пойдем в палату. – Джаред почувствовал, как ослабли ремни на руках. – И еще, пока ты не видишь, отсчитывай и запоминай количество шагов и поворотов, это очень помогает ориентироваться.
-Я все понял. – Ощутив себя свободным, наконец, улыбнулся Джей.
До палаты он дошел без происшествий, а вот с завтраком возникли сложности. Сама идея кормления с ложечки вызывала непонятный дискомфорт, пришлось согласиться с доводами Женевьев, первый раз поесть самостоятельно у него бы действительно не получилось. Но спустя пару дней и эта проблема отошла на второй план. Оказывается, их с Дженсеном палаты находились практически рядом, и Джею приходилось целыми днями слышать уже знакомый голос Тома, видимо этот парень был очень занятым, так как все время решал по телефону рабочие вопросы, постоянно отказываясь куда-то приехать. Не удивительно. Из того, что по ночам именно он звал к Дженсену медсестру, Джаред сделал вывод, что они практически не расстаются. Не смотря ни на что, каждый раз на осмотре, единственное, чем Падалеки интересовался у доктора, было состояние Эклза.
Что разбудило Дженсена, он так и не понял, но стоило только пошевелиться, как его руки почти невесомо коснулись теплыми пальцами:
-Не дергайся, лежи спокойно, тебе нельзя вставать. – Прошептал Том. – Все хорошо.
-Который час?
-Половина первого.
-Чего, ночи?
-Дня, соня! Удивлен? Это из-за лекарства, которое тебе вкололи под утро, после того, как доктор проверил швы. Он сказал, что тебе будет полезно поспать. И говори тише, а то сестру разбудишь. Как ты себя чувствуешь?
-Нормально, а где мама?
-Донна пошла домой, выгуливать и кормить Сэйди, она недавно звонила, и я уговорил ее остаться и хоть немного отдохнуть.
-Ты проснулся? – заговорила Мак сонным голосом.
-Ты тоже? – Улыбнулся Дженсен. – Мы тебя разбудили?
-Нет, я выспалась, с тобой все в порядке?
-В полном! Только повязка слегка давит.
-Сейчас позову доктора. - Засуетился Уэллинг. - Он просил сказать, когда ты придешь в себя. - Том ушел, а Мак присела рядом.
-Глаза не болят? – Эклз отрицательно покачал головой. - Врач говорит, что операция прошла очень хорошо. Он уже сейчас уверен, что ты скоро снова сможешь видеть. – Дженсен слушал, продолжая улыбаться, чувствуя, как где-то глубоко внутри снова зарождается потерянная надежда. –…И когда Том вернется, отправь его домой, а то он уже больше суток не спал. Вид у него плачевный.

URL
2014-04-20 в 18:18 

DIN-A
Johnson's Baby-это просто смазка.
-А ты почему осталась?
-Я так устала ждать, пока ты очнешься, что вырубилась прямо здесь. Диванчик очень даже удобный, так что не парься.
-Вернулась бы сюда утром. – Пожал плечами Дженсен.
-В интернете было написано, что ты должен был находиться в сознании, и мы все, честно говоря, сильно испугались, когда после операции узнали, что ты еще не скоро отойдешь от наркоза.
-Черт! Это моя вина. – Об этом он не думал.
-Ты не виноват, доктор сказал, что принял это решение в последний момент потому, что так будет лучше. – Переубеждать ее Дженсен не стал только потому, что пришлось бы объяснять причину своего странного желания, а этого сделать он просто не мог.
Мысли сразу вернулись к Джею. Он надеялся, что с ним теперь все в порядке. Только вот, думать о том, что парень давно нашел себе кого-то другого, или все же другую, было невыносимо больно, спасибо эгоизму и натуре собственника. Так хотелось снова сказать: «мой», увидеть загоревшийся блеск в раскосых глазах, и поймать губами тихое: «твой»…
Ёб твою мать! Не хватало только шокировать стояком сестренку. В этот момент он вдруг пожалел, что уже очнулся. Больше всего хотелось провалиться обратно, в спасительное бесчувствие, в котором не было ничего кроме уютной темноты.
-Эй! Ты меня слышишь? О чем ты думаешь? – Маккензи осторожно потрясла его за руку. Правда, о чем это он?
-Кофе хочу! Интересно, мне можно? – Нашелся подходящий ответ. – Надеюсь, больничная диета на меня не распространяется?
-Спросим! – Заверила она таким серьезным тоном, что Дженсен снова улыбнулся, представляя себе выражение ее лица.
Уэллинг вернулся через несколько минут, но им с Маккензи пришлось покинуть палату, чтобы не мешать доктору, который после тщательного осмотра и перевязки подтвердил, что все действительно в полном порядке.
Несколько недель стандартного срока пребывания в больнице Дженсена больше не пугали, теперь он понимал, что это всего лишь мера предосторожности, так же как и предстоящие месяцы реабилитации. Ждать проще, когда знаешь, чего ждешь. Дни уже не казались такими долгими, возможно, это потому, что из-за лекарств он часто спал.
Том был рядом практически все время, и если днем его иногда сменяли мама или Мак, то по ночам именно он оставался дежурить в палате. Уэллинг действительно сильно изменился, стал более серьезным и уравновешенным. Это было понятно по тому, как он рассказывал о себе, о том, как учился, о новой работе, как все - таки набрался смелости и признался семье в своей ориентации. Много шутил, часто вспоминая их общее детство. Дистанцию он, конечно, соблюдал, но не переставал намекать, что надеется на большее, всегда надеялся, поэтому до сих пор ни с кем не встречался серьезно. Дженсену от подобных признаний было, мягко говоря, не по себе. И если бы не произошедшие за последние полтора года события, он бы, скорее всего, реагировал совсем иначе. Уэллинг, казалось, чувствовал его настроение и предусмотрительно не спрашивал о прошлом, не задавал вопросов о личной жизни. Да и какой в этом смысл? Он же понимал, что если бы у Дженсена кто-то был, то сидел бы сейчас на его месте. Эклз предпочитал просто слушать. Сильно смущал тот факт, что из-за него Том так и не уехал, хотя дома его ждала работа, но он уверял, что его постоянное присутствие на месте в принципе и не требуется, проблем, подразумевающих наличие адвоката, на фирме нет, а консультировать он может и по телефону, чем собственно и занимался.
Кошмары начались через две недели после операции. Вернее, это был один и тот же, постоянно повторяющийся страшный сон, в котором Джаред раз за разом пытался объяснить Дженсену, что решил стать донором совсем не для того, чтобы таким образом вернуть его себе, разлучив с Томом, а просто потому, что не мог иначе. Потому, что все еще люблю, постоянно повторял он. Эклз стоял, обнимая своего парня, смеялся и не верил ни одному его слову.
Сердце болезненно стучало в груди, злые слезы обжигали воспаленные глаза, и в наступившей темноте было совершенно непонятно, проснулся он, или все еще спит. Пытаясь успокоиться, Джей сделал глубокий вдох. Этим утром Дженсу снимут швы и выпишут.
Зрение ни к одному из них пока не вернулось, но в отношении Эклза врач давал хорошие прогнозы, а вот состояние Падалеки его пугало. На третьей неделе восстановления на его глазах стали лопаться капилляры, хотя внутриглазное давление не превышало нормы, появилась отечность с покраснением, но после многочисленных анализов, попадание инфекции было так же исключено. Оставалась непонятной причина раздражения слизистой. Постоянно перепроверялись назначенные препараты, повторный тест аллергена не выявил, была увеличена доза антибиотиков и витаминов, но результат по-прежнему был нулевым.
Догадалась Женевьев, и после очередной перевязки, поделилась своими соображениями:
-Док! Это ни какая не аллергия! - Она победно ухмыльнулась, глядя на удивленного врача.
-Ну, и что это? Выкладывай, потому что моего пятнадцатилетнего опыта явно не достаточно, чтобы поставить диагноз. – Эту девушку он сразу выделил среди горстки студентов со своей кафедры, и ни разу за три года совместной практики не разочаровался в способностях своей ученицы, вот и сейчас чувствовал, что не подведет.
-Дело не в опыте! – Отмахнулась она от слов доктора. – Просто у нас очень необычный пациент, Вы же рассказали мне его историю, и сами видите, какого ему сейчас. – Доктор кивнул, все еще не понимая, к чему она клонит.
-Тогда что? Неизвестная науке инфекция? – Наигранно серьезно поинтересовался он.
-Снова мимо!- Проигнорировав его шутливый тон, продолжила Женевьев. - В последние дни мы меняем повязки в два раза чаще, чем необходимо, так что заражение исключено, но именно поэтому я заметила одну маленькую странность, днем и вечером раздражение минимальное, хотя и этого достаточно, чтобы последствия стали необратимыми. Хуже всего дела обстоят утром. Но, опять же, ночью он по-прежнему бывает пристегнут, значит?...
-Да не знаю я, что это значит! Не томи уже! - Терял терпение доктор.
-Он плачет!
-И?
-И?... Этого что, мало? – Возмутилась девушка.
-Твою мать!- Вырвалось случайно. - Ох, прости! – Сам бы он точно не догадался.
-Я вас понимаю. - Улыбнулась медсестра. - Дошло?
-Но зачем? Вернее, он же знает, что это опасно…
-Да, знает! – Перебила она. - Но скорее всего, делает это или неосознанно, или уже настолько сломлен, что не в силах сдерживать эмоции. В последнее время он плохо спит по ночам. Не удивительно, столько всего, я тогда еле успела увести его от вашего кабинета, это чудо, что я была рядом, когда получила ваше сообщение, вы его взгляд видели? А сколько раз этому придурку с телефоном замечания делали? Джаред, когда его голос слышит, совсем замыкается. Черт! А все равно переживает за своего… хм, ладно! Что будем делать?
-Не имею ни малейшего представления. – Тяжело вздохнул доктор, разводя руками.
-Ну, да! Здесь не получится подойти и сказать, не плачь, это вредно. Я на его месте вообще бы с ума сошла. И в отношении второго парня мы совсем не уверены. Судя по всему, он расстался с одним из-за второго. Хотя счастливым сейчас точно не выглядит. С Падалеки все понятно, а чем же тогда Эклз мог мотивировать свое желание? Из того, что Джаред вам рассказал, следует, что он его ни в чем не винит, но возможно, Дженсен сам чувствует себя виноватым, и только поэтому хотел забыться таким вот, просто удачно подвернувшимся способом? Можно было бы попробовать поспрашивать, но как? Договор этот, чтоб его крысы сожрали!
-Даже не думай! Мы просто обязаны сохранять его тайну. А если что-то пойдет не так, нас юристы на ленточки порвут, нужно искать другие пути.
-Знаю я! Зрение уже должно было восстановиться, так?! Крайний срок – следующий понедельник, а потом что, выписка и приговор? – Доктор не ответил. - Пойду, поболтаю с ним, хоть он меня и не слушает. – Она вздохнула и выпорхнула из кабинета.
-Как себя чувствует мой любимый подопечный? – Джей медленно повернул голову в сторону двери.
-С каких это пор? – Невольно улыбнувшись, спросил он.
-С первого взгляда! – Рассмеялась Женевьев. – Как ты мог не заметить?
-Что-то совсем не похоже! – Девушка подошла и положила руки ему на плечи. Джаред автоматически приподнялся, опираясь на локти. – Почему нельзя просто сказать, что мне сделать? Зачем мне изучать эти жесты, я же слепой, а не глухой.
-Наверное, затем, чтобы оставшись таковым, было легче приспособиться. Незрячие люди тоже не все говорят словами.– Она сняла повязку и тронула пальцами его голову, он лег, опять среагировав на касание и засмеялся, слегка нервно, но вполне искренне. – Полежи пока так, только не трогай лицо, до вечера погуляешь без бинтов.

URL
2014-04-20 в 18:19 

DIN-A
Johnson's Baby-это просто смазка.
-Я останусь слепым? – его безразличный тон просто поразил девушку, но отступать она не собиралась.
-Конечно! Ты ведь именно этого добиваешься.
-Не понимаю, о чем ты?
-Думаю, прекрасно понимаешь! Что случилось? ... Устал? ... Сдался? ... Отчаялся? ... Не видишь смысла? – продолжала перечислять медсестра, пристально вглядываясь в лицо парня, пытаясь уловить малейшие изменения реакции на свои слова. .
-А какой смысл? – Тихо спросил он.
-У каждого он свой.
-А если его больше нет? - В голосе появилось столько отчаяния, что девушка не сдержалась.
-Джей Ти Падалеки! – Гневно начала она, но замолчала, сбитая с толку громким смехом. - Что смешного?
-Так всегда начинала моя мама, когда собиралась меня отчитывать. – Пояснил он, улыбаясь. Женевьев поймала себя на том, что улыбается в ответ.
-В твоей карте написано, что ты средний ребенок в семье. У тебя есть старший брат и младшая сестра, мать и отец, все живы? – Джаред кивнул. - Разве это не является смыслом? Неужели ты не хочешь видеть даже их? Что могло стать причиной такого наплевательского отношения к себе и своим близким?
-Что-то мне подсказывает, что ты не любительница слезливо-сопливых историй!
-Кстати, о слезах! Ты понимаешь, что именно из-за них можешь надолго или даже навсегда потерять зрение? – наконец-то свернув разговор в нужное направление, спросила она.
-Я не специально! – Засмеялся Джей. – Все настолько серьезно?
- Постараюсь объяснить возникшую проблему более доступными тебе терминами. Защитный слой твоих глаз нарушен хирургическим вмешательством. Любое воздействие является для них раздражителем. По этой причине ты носишь повязку, пропитанную специальным лекарственным раствором. И если на здоровые глаза слезы оказывают такое воздействие, как покраснение, припухлость и даже резь, то представь, как они влияют на твои незащищенные.
– Как ты поняла? - Смутился Джей.
-Знаешь, я раньше тоже часто плакала по ночам. Днем еще держалась, но стоило только остаться наедине со своими мыслями, срывалась сразу. Утром, естественно, просыпалась с распухшим лицом. Уж поверь, насмотрелась на себя в зеркало, наверное, поэтому и догадалась. Не знаю, какая причина у тебя, но мне понятны твои чувства.
-А какая причина была у тебя? – Джаред осекся. - Прости, это было бестактно с моей стороны, можешь не отвечать.
-Это уже прошло, так что… - Она вздохнула, нагло сдвинув его ноги к краю, залезла на кровать и продолжила.- Все банально. С первого дня в школе сидели за одной партой, сначала дружба, затем любовь! Мы начали встречаться в старших классах, вместе пошли на выпускной бал, а потом перебрались сюда из Айдахо, чтобы поступить в университет и научиться жить самостоятельно. Мне казалось, мы были идеальной парой, ведь у нас даже жизненные планы полностью совпадали. В общей сложности почти пять лет серьезных отношений. Сняли милую квартирку и были счастливы. А потом… не знаю, что потом, но он изменился. Ему надоело все и сразу. Учеба,… я,… такая жизнь. В итоге, он начал искать повод, чтобы порвать со мной. А я, дура, не понимала. Он постоянно ко всему придирался, а я старалась подстроиться, угодить, умоляла одуматься и вернутся к учебе, пыталась помочь, но все было зря. Потом увидела его с другой и совсем расклеилась. Как следствие, стала хуже учиться, постоянно нервничала, потеряла работу, лишилась денег, не смогла оплачивать жилье и переехала в общежитие, была близка к тому, чтобы бросить все, вернуться домой и всю оставшуюся жизнь работать в какой-нибудь забегаловке. Но знаешь, я вскоре поняла, в чем мой смысл жизни. У меня есть два брата и сестра, все младшие. Вот именно из-за них и взяла себя в руки. Я ведь должна быть им примером, понимаешь? И я стала! Было тяжело, порой просто невыносимо, но я справилась. А потом все как-то незаметно наладилось. Чтобы наверстать упущенное, стала учиться с удвоенной силой, показала отличные результаты. Благодаря поддержке нашего доктора, устроилась на практику в эту больницу. Сейчас встречаюсь с классным парнем. Он работает здесь, в детском отделении кардиологии, тоже будущий врач. Собирается делать мне предложение. Я вас обязательно познакомлю. А то он ревнует! – Она засмеялась. – Я пошутила! Так что, все в полном порядке. Я, конечно, вспоминаю прошлое, но уже совсем не так болезненно, как раньше потому, что смотрю только вперед. Плохой опыт – тоже опыт, но оглядываться на него не стоит. Конечно, нужно было время, чтобы понять и принять это. И если бы тогда мне не было так плохо, я бы вряд ли смогла оценить, насколько все хорошо сейчас. Ну, вот! А когда человек счастлив, ему хочется, чтобы его окружали такие же счастливые люди, как и он сам, так что, давай парень, возвращайся! Иначе вколю тебе снотворное и заплету косички.
-Садистка! – рассмеялся Падалеки. – Любимый пациент, а-ха, как же!
-Ты просто само очарование, когда смеешься. Это несправедливо - прятать такую улыбку от окружающих! Мне придется сидеть с тобой постоянно и придумывать, чем можно тебя развеселить, что бы ты перестал думать о плохом.
-Тогда твой жених забудет, как ты выглядишь, и сбежит!
-В таком случае, на мне женишься ты! – Джей уже собирался ответить, но его отвлек звонок телефона. Он сделал вид, что не слышит.
-Не ответишь? – Удивилась девушка. Раньше он при ней звонки не игнорировал.
-Нет.
Через несколько секунд раздался сигнал, оповещающий о входящем смс. Он взял трубку и протянул ее в сторону, где предположительно находилась Женевьев.
-Прочти, пожалуйста!
-«Даже не буду спрашивать, где ты шляешься, но мы с Софией в кафе, если не появишься в ближайший час, я тебя придушу!» Это от...
- От Чада, знаю. Черт! – Он закрыл лицо руками и тут же получил ощутимый удар по ноге. – За что?
-Опусти руки!
-Прости, я забыл.
-Не хочешь рассказать, что происходит? И, ради бога, перестань уже извиняться! У тебя с ним проблемы?
-Нет, то есть, да. Чад, он мой лучший друг, …он недавно женился и на днях вернулся из свадебного путешествия, я был уверен, что они в Бостоне, там ведь их ребенок. Я был спокоен, но не теперь, потому что, пока Чад меня не увидит, он не уедет, а я…- Он замолчал.
-А ты ему не сказал, где ты! – Поразилась Женевьев собственной догадке.
-Никому не сказал. - Обреченно выдохнул он.
-Ну, теперь мне хотя бы ясно, почему тебя никто не навещает. Но почему, если он твой друг?
-Именно поэтому!
-Я начинаю понимать! Он бы остался, а ты не хотел обламывать, да? – Джей только кивнул. Говорить было тяжело. - Постой, он прислал смс? Значит он, конечно же, не в курсе, или вернее, вообще никто не в курсе, что с тобой? – Джаред покачал головой.
-Я не хочу, чтобы кто-то узнал, зачем я это сделал!
– Возможно, я лезу не в свое дело, но ты должен сказать ему, слышишь, пока хотя бы ему. Ты ведь понимаешь, что если зрение не вернется, скрыть это не удастся. Если не хочешь говорить всю правду, можно объяснить это какой-нибудь болезнью или травмой со схожими симптомами, он ведь не запросит твою медкарту. Тебе нельзя все время быть одному. Так будет только хуже! Что скажешь?
-Я не знаю. – Устало ответил он.
-Зато я знаю! Слушай, что я буду ему говорить и запоминай! – Джаред непроизвольно дернулся:
-Подожди! Здесь Дженсен, и если Чад его увидит, сразу все поймет.
-Дженсена здесь уже нет. Расслабься. – Ляпнула Женевьев и мысленно отвесила себе подзатыльник, глядя как парень напрягся еще больше.
Чад растерянно слушал незнакомый голос в трубке, постоянно поглядывая на Софию. Она вопросительно смотрела в ответ, не понимая, что происходит. Еще пару минут назад муж был просто в бешенстве, когда Джаред в который раз не ответил на звонок, в последнее время он вел себя странно и все время куда-то терялся, чем сильно нервировал друга. Когда на зазвонившем телефоне высветилось имя Джея, Чад заметно расслабился, но через мгновение впал в ступор, и словно лишился дара речи. Выглядело это пугающе. Продолжая молчать, Чад убрал телефон от уха и сунул в карман.
-Что он сказал? – Осторожно поинтересовалась София.
-Это был не он. – Тихо отозвался Мюррей, отворачиваясь в сторону окна.

URL
2014-04-20 в 18:20 

DIN-A
Johnson's Baby-это просто смазка.
-Что случилось? – Не выдержала София. Чад посмотрел так, будто не понимал языка, на котором она задает вопрос.
-Он в больнице, Соф! Пять гребанных недель в больнице. – Мюррей опустил голову. - Сколько раз я разговаривал с ним, а? За все это время он хоть раз упоминал, что болен? Нет, блядь! Нет, у него еще пару дней назад все было просто прекрасно!
-С кем ты говорил? – Она протянула руку и сжала его ладонь.
-С медсестрой. Эта умница догадалась перезвонить, прочитав мою смску, пока Пада спит. – Он поднял голову. – Что? Тебя удивляет, что она взяла его телефон? – Поинтересовался Мюррей, шокированная София только кивнула. – Это потому, что она делает это с тех пор, как он там находится. Не смотри на меня так, он просто нихера не видит. Какая-то инфекция с осложнениями. Я сам толком ничего не понял. Дай мне секунду, я успокоюсь, и мы поедем к нему.
-Но, почему он ничего нам не сказал? – Прошептала София. Чад посмотрел на нее и нервно хохотнул:
-Потому, что это наивное уебище не хотело беспокоить нас, пока мы были в Праге. Хотя нет! Мы тогда только собирались туда. Самый пиздец в том, что он вообще никому об этом не сказал и все это время был совсем один! Бля! Я убью его! – Простонал Мюррей.
-Поверить не могу! – Проговорила она чуть не плача. – Как он держался столько времени?
-Поехали, выясним!

Мюррей сам чуть не разрыдался вместе с Софией, размазывающей по щекам слезы. Смотреть на беспомощного Падалеки было и впрямь страшно. На бледном лице особенно четко выделялись покрасневшие глаза с припухшими веками и залегшими под ними темными тенями. Он сильно похудел, но, не смотря ни на что, улыбался, как ребенок, радуясь их появлению. Все слова вылетели из головы. После ставших уже ненужными извинений Джея и коротких разъяснений медсестры, София отправилась домой, оставляя друзей до утра, благоразумно решив, что сейчас только помешает. Разговор все - таки состоялся, и Мюррей успокоился, правда, ненадолго. Уже ночью, дождавшись, когда Джей уснет, он задумался над сложившейся ситуацией. Конечно же, Чад понимал его, и будь он сам на его месте, поступил бы, возможно, точно так же, но все равно принципиально был с ним не согласен, и причина была веская! Он боялся за Джареда. Каждый раз, когда друг пропадал, Мюррей думал, что с ним случилось что-то ужасное. В голову все время лезли мысли о том, что Пада не выдержал и покончил жизнь самоубийством. Он видел, что Джей до сих пор страдает, пытался отвлечь, даже предложил поехать с ними в свадебное путешествие, понимая, насколько абсурдно это звучит, свел все к шутке, даже посмеялся вместе с ним, но что толку? Кто бы мог подумать, что для него это расставание станет таким серьезным ударом. Раньше он намного проще расходился со своими пассиями, все три, к слову, по сей день остались с ним в хороших отношениях. А все гребанный, мать его, Эклз со своей не менее гребанной гейской любовью! В том, что она была взаимной, Чад не сомневался, но куда она делась? Что между ними могло произойти? Именно этого Мюррей понять и не мог. Джей постоянно уклонялся от прямого ответа или просто отмалчивался, но было видно, как сильно его напрягали подобные разговоры. Вопросов становилось все больше. Почему он ни о чем не рассказал родителям, и зачем попросил Чада никому не говорить о том, где он и что с ним случилось? Сейчас, глядя на Падалеки, он искал ответы и, не находил. Пытался понять, почему он так долго не может забыть Дженсена, и все равно не понимал.
-Потому, что … все еще люблю! – Тихо, но очень четко сказал во сне Джаред.
-О-ху-еть! – Прошептал ошеломленный Чад. Если бы он сейчас не смотрел на беспокойно спящего друга, то решил бы, что ослышался. – Может, расскажешь и все остальное? Нет? Я так и думал. – Он откинулся на спинку дивана и закрыл глаза.
Легенда, придуманная Женевьев, сработала. Получая выговор, она сидела с чувством выполненного долга и улыбалась своим мыслям. Душевно выматерив ее альтруизм, под конец доктор не удержался и, все - таки, похвалил ее за сообразительность. К концу недели состояние Джареда действительно улучшилось, отечность спала. Все же, присутствие Чада помогло, и отвлечься, и держать себя в руках, но теперь, гарантий на полное или хотя бы частичное возвращение зрения дать уже никто не мог. Была вероятность того, что со временем, далеко не сразу, Падалеки снова сможет видеть, но она была настолько ничтожно мала, что обнадеживать его на этот счет не имело смысла. Выписка была назначена на вторник. Хотя сложно назвать выпиской переезд из клиники в реабилитационный центр, срок пребывания в котором, мог растянуться на неопределенный период.
Спустя месяц ему уже не казалось, что он попал в сумасшедший дом. Он в это свято верил. Разговоры, а если точнее, монологи психолога, три раза в неделю, как с душевно больным, только усиливали эффект. Он действительно не понимал, что всем этим людям от него нужно, почему ему нельзя просто уйти, зачем постоянно напоминать ему о его же и без того очевидной бесполезности, а потом решать проблему, пытаясь вытянуть из полученной в результате депрессии. И как, на хрен, может помочь справиться с жизненными сложностями, «продиктованными его ситуацией», цитируя очередного доктора, собирание детского конструктора и раскладывание картонных фигурок разной формы по ячейкам, не понятно для чего вообще нужной коробочки? Единственным утешением стали прогулки. Ну, как прогулки, пребывание на свежем воздухе, сидя на лавочке, которая стала единственным местом, где его никто не утомлял своим присутствием. Приезд родителей только усугубил ситуацию. Каждое посещение оборачивалось нервным срывом. В итоге, единственным, чей приход оставался без последствий, был только Чад.
Если бы Падалеки умер, и Мюррею явился его призрак, то выглядел бы он уж точно лучше, чем сейчас, слава богу, Падалеки живой. Через три месяца до врачей, наконец-то дошло, что сраная реабилитация ни хера не помогает, спасибо Чаду, очень популярно объяснившему, в гробах из какого дерева он видел каждого специалиста центра в частности и всю медицину в целом. Джея отпустили. Вот только ехать домой он наотрез отказался, хотел вернуться на озеро. Почему-то ему казалось, что там будет намного легче. Мюррей спорить не стал, но настоял на том, чтобы Джаред поставил семью в известность, хотя бы по телефону.
Первое, что бросилось в глаза Мюррею - легкость, с которой Джей перемещался по комнатам. Да, этот дом Падалеки с детства знал, как свои пять пальцев, но все равно было странно, как он за несколько часов пребывания в нем, ни разу ни на что не напоролся. Учитывая, что за каких-то пятнадцать минут нахождения в их с Софией квартире, где прожил последние месяцы, дважды ударил ногу и задел локтем кухонную дверь. Вывод напрашивался сам собой, но поверить в то, что Джей заранее знал, что ослепнет и, находясь здесь, пытался запомнить остановку, Чад не мог, поэтому решил пока промолчать.

URL
2014-04-29 в 17:23 

Catyuta
J2 is real! Я просто верю!
проду, ну пожалуйста!!!

2014-04-29 в 20:42 

DIN-A
Johnson's Baby-это просто смазка.
:upset:пишу

URL
2014-04-29 в 21:07 

ура, очень жду!

URL
2014-05-07 в 23:54 

аггалария
На дне каждого сердца есть осадок .
DIN-A, реву не переставая, какие же они жертвенные идиоты оба. Очень жду продолжения, история нравится безумно!

2014-05-08 в 22:20 

DIN-A
Johnson's Baby-это просто смазка.
аггалария, спасибо, очень приятно!)))

URL
2014-06-01 в 23:12 

для всех фанатов "Посмотри на мир моими глазами"!!
страница в ВК- m.vk.com/club72278697#wall

2014-09-03 в 08:15 

проду проду плизззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззз :flower::flower::white::white:

2014-10-24 в 22:48 

Глубокоуважаемый автор, а что продолжения не будет? А то мы же ждем. Пожалуйста!!!!!

URL
2014-10-24 в 23:43 

Catyuta
J2 is real! Я просто верю!
Очень очень ждем)

   

J2

главная